Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#1

Сообщение Ольга » 16 фев 2016, 13:28

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

«Ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный» (Лк. 1, 48, 49), - ответствовала Пресвятая Богородица на приветствие праведной Елисаветы; и длинный ряд веков, протекших с того времени, как изречены эти слова, служит подтверждением непреложности их. Имя Божией Матери чтится и прославляется всеми христианами. Предъизбрание Ея для великой тайны воплощения Сына Божия, чистота и высокая святость жизни, служение домостроительству Божию о спасении людей, предстательство пред престолом Божиим о всем мире и непрерывный ряд благодеяний требующим помощи Ея: вот лучи несравненной славы, принадлежащей Честнейшей Херувим и Славнейшей Серафим.

Все, что относится к славе Пресвятой Богородицы, как общей Матери всех христиан, должно быть дорого для сердца каждого христианина. Вот почему, в искреннем благоговении к Пресвятой Деве, предлагаются благочестивому читателю «Сказания о земной Ея жизни», на основании повествования Священного Писания, свидетельств святых Отцов и церковных преданий. В настоящем восьмом издании иное сокращено, иное прибавлено, в видах большей простоты и назидательности.

Да благословит Господь, чтобы эта книга была принята и прочитана с искренними чувствами любви и благоговения к Пресвятой Богородице, Заступнице нашей.

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Re: Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#2

Сообщение Ольга » 21 июл 2016, 16:41

«Ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный» (Лк. 1, 48, 49), - ответствовала Пресвятая Богородица на приветствие праведной Елисаветы; и длинный ряд веков, протекших с того времени, как изречены эти слова, служит подтверждением непреложности их. Имя Божией Матери чтится и прославляется всеми христианами. Предъизбрание Ея для великой тайны воплощения Сына Божия, чистота и высокая святость жизни, служение домостроительству Божию о спасении людей, предстательство пред престолом Божиим о всем мире и непрерывный ряд благодеяний требующим помощи Ея: вот лучи несравненной славы, принадлежащей Честнейшей Херувим и Славнейшей Серафим.

Все, что относится к славе Пресвятой Богородицы, как общей Матери всех христиан, должно быть дорого для сердца каждого христианина. Вот почему, в искреннем благоговении к Пресвятой Деве, предлагаются благочестивому читателю «Сказания о земной Ея жизни», на основании повествования Священного Писания, свидетельств святых Отцов и церковных преданий. В настоящем восьмом издании иное сокращено, иное прибавлено, в видах большей простоты и назидательности.

Да благословит Господь, чтобы эта книга была принята и прочитана с искренними чувствами любви и благоговения к Пресвятой Богородице, Заступнице нашей.

Пресвятая Богородице, помогай нам!

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#3

Сообщение Ольга » 21 июл 2016, 16:43

I. ПРОРОЧЕСТВА О ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ

Вси пророцы тя Матерь Божию проповедаху образы преславными.

(Октоих. глас. 1 повеч. кан.п. 3 троп.1)

Иже в Тебе пророчествия исполнишася, Дево чистая.

(Там же, глас 5. субб. мал. вечер. стих. слава.)



Первое слово о Пресвятой Деве Богородице произнесено еще в раю. Оно сказано Самим Богом в обетовании об Искупителе павших прародителей наших. Это обетование, называемое у изъяснителей Св. Писания «первоевангелием», находится в словах Божиих, обращенных к змию - обольстителю: «вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». (Быт. 3, 15). Так как в образе естественного змия скрывался «змий великий, змий древний, нарицаемый диавол» (Апок. 12,9), то под женою надобно разуметь здесь не Еву собственно и не другую какую обыкновенную жену, тем более, что потомство Евы, до самого пришествия в мир Господа Иисуса Христа, не имело большого успеха в борьбе со змием духовным «Бог говорит змию - замечает св. Епифаний – «вражду положу между тобою и между женою, семенем твоим и семенем тоя»; но такого семени жены нигде нельзя найти; посему не иначе, как гадательно относится к Еве вражда, которую повел с потомством ея змий и бывший в змие завистник - диавол». Кто же эта жена, исправляющая грех Евы, объясняет св. Иоанн Дамаскин: «Ева - говорит он - сделалась первою преступницею, и через нее, послужившую орудием падения прародителя, смерть вошла в мир; но Мария, покорная воле Божией, ввела в мир бессмертие». Жена, о которой говорит Бог, есть Пречистая Дева Мария, - благословенная и ублажаемая, через Которую Слово стало плотию, единственно наитием Духа Святого и осенением силы Вышняго. Семя жены, восторжествовавшее над темными силами, «упразднившее имущаго державу смерти, сиреч диавола», разрушившее дела диавола, и Своим страданием, смертию и воскресением сокрушившее самую главу змия-обольстителя, есть по истине Спаситель мира - Господь Иисус Христос. Впоследствии - это обетование Божие, благоговейно сохранялось в человечестве, развивалось и уяснялось пророками. Конечно, главным средоточием пророческих предвещаний будущаго был Господь Иисус Христос; но так как Пречистая Матерь Его близко послужила делу спасения людей, то в Св. Писании немало пророчеств и о лице Ея, излагаемых совместно с предсказаниями о Спасителе. В изъяснении этих пророчеств лучшими и надежнейшими руководителями нашими будут св. Отцы и учители Церкви.
Скрытый текст
Показать
В 44 псалме св. Пророк Давид живописно изображает славу великаго Царя и Царицы. Если черты, употребляемыя в описании величия Царя, таковы, что заставляют видеть в этом Царе - Царя духовного царства, непреходящего и вечнаго, Господа Иисуса Христа, то и под Царицею должно разуметь небесную Царицу и Владычицу нашу - Деву Богородицу. «Предста Царица одесную Тебе, в ризах позлащенных одеяна, преиспещрена. Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего. Вся слава дщере царевы внутрь: рясны (украшениями) златыми одеяна и преиспещрена. Приведутся Царю девы в след ея, искренния ея приведутся Тебе; приведутся в веселии и радовании, введутся в храм царев» (Псал. 44; 10-16). Св. Церковь, в богослужебных песнопениях, прилагает это пророчество к Богоматери: «Иже Тебе ради Богоотец пророк Давид, песненно о Тебе провозгласи, величя Тебе сотворшему: предста Царица одетную Тебе»; - «Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и возжелает Царь доброты Твоея: ибо вся слава Твоя, Дево, отвнутрь, яка заченши Создателя Твоего». «Предстоящи одесную Христа, яко Царица, рясны златыми, Богообрадованная, одеяна воистину, нам царствие небесное молитвами Твоими, Отроковице, исходатай, Всенепорочная». «Слышу Давида воюща Тебе: приведутся девы во след Тебе, приведутся в храм царев, и с ним Тя и аз дщерь цареву воспеваю». Для объяснения этого пророчества надобно напомнить, что сидение и предстояние «одесную» царя издревле означало особенную почесть, принадлежавшую лицам близким к престолу. В объясняемом пророчестве Господь Иисус Христос представляется возседящим на престоле вечной славы, а предстоящею одесную Его - Пречистая Дева Матерь. Она предстоит на высшем месте, как честнейшая херувим и славнейшая серафим. - «В ризах позлащенных одеяна, преиспещрена»: этими словами обозначаются высокия благодатныя качества Пречистой Девы, по которым Она удостоилась быть вместилищем Единороднаго Сына Божия. Чистота, смирение, вера, любовь к Богу, терпение, - вот те «рясны златыя», в которых Она предстоит Сыну и Богу Своему. Что украшения воспеваемой в этом псалме Царицы не внешния, а внутренния, духовныя, Пророк Псалмопевец ясно высказывает таким образом: «вся слава дщери царевы внутрь». «Приведение дев в след Ея в веселии и радовании в храм царев» можно понимать как приведение всех чистных и славных душ в обители Отца небеснаго, прекрасныя превыше понятия человеческого.

В псалме 67, между прочим, читается: «гора Божия, гора тучная; гора усыренная, гора тучная; вскую непщуете (что вы завистливо смотрите) горы усыренныя! гора, юже благоволи Бог жити в ней». Пресвятая Дева, по толкованию св. Церкви, есть «тучная гора и усыренная Духом» (т.е. орошенная благодатию Святого Духа) Она - гора, по высочайшему достоинству Матери Божией. «Взыграйте, горы - говорит св. Иоанн Дамаскин - существа разумныя, стремящиеся на высоту духовного созерцания: раждается преславная гора Господня, высотою и местом превосходящая всякий холм и всякую гору - величие Ангелов и человеков... верх Синая святейший, который покрывает не дым, не мрак, не буря, не страшный огонь, но светлое блистание Всесвятаго Духа». В этом смысле Божия Матерь называется «высотою неудобовосходимою человеческими помыслы». Как орошенной, Ей по преимуществу принадлежит наименование «Благодатной».

В псалме 86, ст. 3, говорится: «преславная глаголашася о тебе, град Божий». Град Божий - это Иерусалим, столица Иудейского царства. С самого начала Иерусалим был маловажным городом страны Иевусеев, одного из племен Ханаанской земли. Потом, когда царь Давид завоевал его, сделал столицею своего царства и построил в нем дом для себя, - слава его возрастала все более и более. Преемник Давида, Соломон, воздвиг в Иерусалиме великолепный и единственный во всем мире храм истинному Богу, и в трогательных словах, при освящении храма, просил Господа, чтобы Он внимал здесь молитвам не только Израильтян, но иноверцев и иноплеменников. С этого времени в Иерусалим стали стекаться во множестве не только Иудеи, но и язычники, и о граде Божием, который благоволил Господь сделать жилищем Своим, возвещали великое во всем мире. Пресвятая Дева в отношении славы Своей, по учению св. Церкви, подобна городу Иерусалиму. Она - «град всех Царя, преславная и достойнейшая о Нейже глаголана быша яве», «чертог и престол Царствующаго, град избранный». Происходя из царственнаго рода Давидова, усеченнаго до корня и не пользовавшагося уже прежними правами своими, Пресвятая Дева вначале, подобно Иерусалиму, не имела никакой внешней славы, была смиреннейшею из дев своего народа. Но сделавшись Богоизбранною Материю Спасителя мира, Она приобрела единственную и всемирную славу. Богоматерь, согласно предсказанию Ея, ублажают все роды; Она сделалась «всемирное чудо и слышание».

В книге Песнь песней, изображающей в высоких и таинственных чертах жениха и невесту, под которыми обыкновенно понимают Господа Иисуса Христа и Св. Церковь Его, находится много указаний и на Пресвятую Деву Богородицу.

«Сердце наше привлекла еси, сестро Моя невесто» - читаем в упомянутой книге Св. Писания. По учению Св. Церкви, Богоматерь есть «Дева Богоневеста», «Невеста Божия», «Невеста неневестная» и неискусобрачная. Невестою Она называется по отношению к Св. Духу, а неневестною обозначается Она по отношению к людям, как несочетанная браком, небрачная.

«Вся добра еси, ближняя моя, и порока несть в Тебе». «Вся ближняя моя добра и непорочна бысть; Тя провидя, древле вопияше Соломон в песнех» - учит Св. Церковь, называя в других местах Пресвятую Деву «Пренепорочною», «всенепорочною», «пречистою». «Радуйся непорочная - говорит св. Иоанн Дамаскин - неприкосновенное украшение девства: Ты родила непорочное Слово и от Тебя возсияло девство».

«Кто сия проницающая, аки утро, яко луна, избранна, яко солнце»? - Это Пречистая Дева, по толкованию Св. Церкви. Как утренняя заря, разсеевающая ночной мрак, предшествует лучезарному солнцу, заимствуя от него свой свет; так и Пречистая Дева непосредственно предварила «Солнце правды» - Иисуса Христа и от Него получила Свою славу Богоматери. С рождением же Господа исчезла тьма идолопоклонства и многобожия и настал невечерний день Боговедения и благочестия. Поэтому Божия Матерь есть «утро светлейшее, - носящая Солнце Христа, - света жилище, - тьму разрушившая и мрачныя бесы отгнавшая», «звезда, являющая Солнце», «заря таинственного дне».

«Вертоград заключен - сестра Моя невеста, - источник запечатлен, - источник вертограда и кладязь воды живы». «Вертоград затворен Тя, Дево Богородице, и запечатан источник Духом Божественным премудрый в песнех поет». «Соломон, провидя (Тебя) восприявшую Бога, называл Тебя ложем Царя, живым запечатанным источником, из котораго проистекла чистая вода для нас». Вода в Св. Писании означает благодать Святаго Духа (Иоан. 7,37), утоляющую жажду человеческой души. Богоматерь есть «источник живый и независтный» (неоскудевающий) этой таинственной воды. Послужив тайне вочеловечения Сына Божия, Она сделалась для нас «нетленным источником Божия живоначальнаго и спасительнаго всем воплощения», источающим разрушение для смерти и жизнь для верных. Восшед на высоту нравственных совершенств и приблизясь к престолу Божию, как приснодевственная Матерь Господа, Она усердно предстательствует о нас и источает неоскудные дары Своей благости всем призывающим Ее с верою и любовию. Слово «запечатлен», по толкованию св. Иоанна Дамаскина, указывает на приснодевство Божией Матери. И Св. Церковь учит: «Тя запечатленный источник и заключенную дверь воистину именова лик пророческий, девства Твоего, Всепетая, явственне знамения нам пишуще, еже сохранила еси и по рождестве».

«Кто сия восходящая от пустыни, яко стебло (столб) дыма, кадящее смирну и ливан, от всех благовоний мироварца»? Господь Иисус Христос есть «воня мира паче всех аромат», самое имя Его есть «миро излиянное». Он - Помазанник в степени несравненно высшей, чем все ветхозаветные помазанники - цари, первосвященники и пророки. Но и Пресвятая Дева, как причастная славы Сына Своего и Бога, есть также миро многоценное», или, еще точнее, «сосуд, миро неистощимое на Нее излиянное приемший». «Радуйся миро - восклицает св. Иоанн Дамаскин - бесценный состав добродетелей. Ты благоухаешь всякою чистотою: из Тебя произошел Господь подобоименный Тебе, потому что сказано: миро излиянное имя Его».

«Якоже крин (лилия) в тернии: тако искренняя моя посреде дщерей». Такова и была Пресвятая Дева Мария между человеческими дщерями. «Яко шипок, яко чистейший крин, яко благоуханное обоняние от красных удолий мирских, Творец, избрав Тя, Отроковице, вселився во утробу Твою и родився, благоухания всяческая исполнил есть». Она, по истине, «сладкоуханный крин», потому что «светится блистанием чистоты и светом девства». Как Приснодева, Она называется «цветом неувядаемым».

В книге Притчей (IX, 1) говорится, что «премудрость созда себе дом и утверди столпов седмь». Эта премудрость - по мысли Святой Церкви - не кто другой, как ипостасная премудрость Божия - Господь Иисус Христос, научивший нас истинному Богопознанию, а храм, устроенный ею, - Пресвятая Дева Богородица. «Из Тебе Божия мудрость, храм себе создавши, воплотися неизреченным снисхождением, Отроковице неискусобрачная». Поэтому Богоматерь называется палатою Царя всех», «чертогом безсеменнаго уневещения» (обручения), «чертогом Слова нескверным», «всесветлым».

В книге пророка Исаии (7,14) находится следующее пророчество о Приснодеве Богоматери: «се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» (что значит «с нами Бог»). Сказано оно было по следующему поводу. Два сильные соседа царства Иудейского, цари Сирийский и Израильский, составили союз для низвержения Ахаза, тогдашняго Иудейского царя и воцарения на его месте другой династии. Ахаз, наполнивший Иудею идолами, искал себе помощи у царя ассирийскаго. Но Бог, являющийся не ищущим Его и обретающийся не вопрошающим о Нем, повелел Пророку Своему Исаии стать пред Ахазом и возвестить ему спасение дома Давидова. «Не бойся, ниже душа твоя да изнеможет от двою древу главень дымящихся сих... не пребудет совет сей, ниже сбудется» (65:4,7), т.-е. не исполнятся намерения страшных для тебя царей, потому что в тайнах Промысла Божия уже решено падение их от руки ассирийского царя и они доканчивают последние годы своего существования, подобно догарающим головням. Когда эти слова пророка были приняты с недоверием со стороны Ахаза, то предложено было царю просить у Господа знамения для полнаго удостоверения в утешительном для него обетовании. Упорство Ахаза было так велико, что он отклонил такое предложение. Тогда Пророк, обращаясь ко всему дому или роду Давидову, изрекает упомянутое пророчество. Оно должно было удостоверить потомков Давида в том, что Господь верно исполнит все Свои обетования, данныя прародителю их - о продолжении рода его, неотъемлемости царства и, наконец, происхождении от него Спасителя мира. Ангел, благовествуя Пресвятой Деве о рождении от Нея Господа Иисуса Христа, очевидно, говорит словами этого пророчества (Лук. 1, 31) и, в другом случае, определенно представляет его исполнившимся при рождении Спасителя (Матф. 1,22). Так же объясняет слова Пророка и Св. Церковь: «прозорливый Исаия, разумеяй безсеменное рождение Твое, Дево, вопияше: се во чреве приимет Дева». Вникая в смысл пророчества, мы не иначе можем понимать его, как о рождении от Девы Марии Спасителья мира. Она, по истине, «безмужная Матерь - скажем словами св. Иоанна Дамаскина - одна между матерями чистая, Матерь и вместе Дева, - чудо, новейшее из всех чудес»! [1]. Кому, как не Господу Иисусу Христу, может принадлежать великое имя Еммануил? Св. Исаия изображает предрекаемое Отроча такими возвышенными чертами, что ясно дает видеть в нем Бога.

Пророк Исаия предсказывал о том, что Господь наш Иисус Христос, а также и Пречистая Матерь Его, произойдут от рода Давидова: «изыдет жезл из корене Иессеова, и цвет от корне его взыдет, и почиет на нем Дух Божий» (Ис. 11: 1,2; 53:2). Под словом «жезл» Св. Церковь разумеет Деву Марию. «Тя жезл Исаия именова, от негоже прозябе нам красный цвет Христос Бог». Выражение: «корень Иессеов», с еврейскаго: пень, обрубок, дает мысль об униженном состоянии Давидова рода в то время, когда происходит из него жезл - Дева Мария. Это пророчество относит к Иисусу Христу св. Апостол Павел (Рим. 15:12), а так же в других местах Св. Писания Спаситель называется «корнем из рода Давидова».

Тот же Пророк говорит о путешествии Божией Матери с Богомладенцем во Египет: «се Господь седит на облаце легце, и приидет во Египет, и потрясутся рукотворенная египетская от от лица Его» (Ис. 19:1). Здесь «легкое облако» - по учению Св. Церкви - есть Пресвятая Дева: «Тя облак легок древле зрит просвещаемый Духом Пророк Исаия, на нем же седе славы Господь, прииде и низложи египетския вся истуканныя». «Облак Тя легкий неложно, Дева, именуем, пророческим возследующе речением». Богоматерь, называется облаком, во-первых, потому, что из Нея «возсия нам Солнце праведное», во-вторых, потому, что Она «источает жаждущим воду живу оставления (грехов) и одождила нам «тучу нетления Христа».

В главе 29, ст. 11, читаем следующее: «будут вам вся сия словеса, аки словеса книги запечатленныя сея, юже аще дадут человеку ведущему писания, глаголюще: прочти сие, и речет: не могу прочести, запечатлена бо». Эта таинственная, запечатленная книга есть Пресвятая Дева. «Запечатленная ныне книга рождается - поет Св. Церковь в навечерии праздника Рождества Богородицы - юже прочести не возможно естеством закона земных, соблюдаема в жилище Слова: якоже книги проявиша Боголаголивых Духом». В этой «одушевленной» книге «перстом Божественным» начертано Божие Слово. Такой же смысл имеет наименование книжный «свиток», заимствованное и пророка Иезекииля (2,9) и прилагаемое к Божией Матери. «Свиток Тя иногда Пророк, Отроковице, зряще, в нем же перстом Отчим написася Слово воплощаемо». Пресвятая Дева есть книга запечатленная, по причине непостижимой тайны воплощения Божия.. «Твоего несказаннаго рождества прописуя Пророк, книгу запечатану провиде, еяже никтоже таинство разуме, вочеловечения раждества Твоего».

Пророку Иезекиилю, на реке Ховар, было показано таинственное видение: он зрел Господа, сидящаго на престоле, под которым представлялась твердь, четыре животных и столько же одушевленных колес (Иез. 1). Дивныя животныя, по изъяснению самого Пророка, были «херувимы». Как возседящий на престоле был Господь Иисус Христос: так и чудная колесница означала Пречистую Деву. Она - «колесница Солнца умнаго», «огнеобразная колесница Слова», «колесница пресвятая Сущаго на херувимех». Пророк Исаия видел Господа на престоле высоком и превознесенном; серафимы стояли вокруг и прославляли величие Его. Пророк Даниил также говорит о престоле, на котором возседал Бог. Святая Церковь часто называет Богородицу престолом. «Палата одушевленная Царева и престол огнеобразный, Дево, показалася еси, на нем же седя, (Господь) на путь врат святых внешних, зрящих на востоки: и сия бяху затворена; и рече Господь ко мне: сия врата заключенна будут, и не отверзутся, и никтоже пройдет ими; яко Господь Бог Израилев внидет ими, и будут заключена» (44, 1-3). Врата, обращенныя на восток, которыми проходит один Господь - по толкованию Св. Церкви и св. Отцов - Пречистая Дева Богородица. «Иезекииль Тя дверь зрит заключенну, Дево, юже пройде Иисус». «Дверь Божию провидя Тя Пророк, еюже Сам пройде Един, якоже весть, Дево Пречистая». «Яко виде Тя древле, Чистая, Пренепорочная, Пророк врата зрящая к свету незаходимому, абие Тя позна Божие жилище». Под образом этих врат, пребывших заключенными до прошествия и по прошествии ими Господа, разумеется приснодевство Богоматери; причину же того, что они обращены на восток, надобно видеть в назначении их для входа Господа Иисуса Христа, который называется в Св. Писании «востоком». «Ныне устроены - говорит св. Иоанн Дамаскин - святыя врата со стороны востока, чрез которыя Христос внидет и изыдет - и врата сии будут заключены».

В книге Пророка Даниила (2: 31-35) описывается удивительное видение царя Навуходоносора: он видел великое тело, составленное из разных веществ - золота, серебра, меди, железа, глины - и вот «отторжеся камень от горы без рук, и удари тело, в нозе железны и скудельны, и истни их до конца... Тогда сотрошася вкупе скудель, железо, медь, сребро и злато, и бысть яко прах от гумна летняя; и взят я премногий ветр, и место не обретеся им; камень же, поразивый тело, бысть гора велика, и наполни всю землю». Такова и была, действительно, судьба четырех великих царств: Вавилонскаго, Мидо-Персидскаго, Македонскаго и Римскаго! Камень (Господь Иисус Христос), отделивщийся без рук от горы (Пресвятыя Богородицы), сокрушил смесь, из которой был составлен древний языческий мир, и положил начало новому царству, «еже во веки не разсыплется». «Камень нерукосечный от несекомыя горы Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества». «Несекомая гора, нерукосечный камень» - этими понятиями выражается мысль о приснодевстве Божией Матери.

Эту же самую таинственную гору видит и Пророк Аввакум; он говорит: «Бог от юга приидет и Святый из горы приосененныя чащи» (3,3) «Гору Тя, благодатию Божиею приосененную, прозорливыма Аввакум усмотрев очима, из Тебя изыти Израилеву провозглашаше Святому, во спасение наше и обновление».

Таким образом, в пророческих речениях Ветхаго Завета даны были многия предуказания главнейших обстоятельств жизни Пресвятой Богородицы: происхождение Ея от рода Давидова, нравственныя совершенства, Богоматернее величие, приснодевство, прославление, - все это преднаписано в св. Пророков чертами, вразумительными для душ верующих.

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#4

Сообщение Ольга » 22 июл 2016, 11:21

II. ПРООБРАЗОВАНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ

Тя прообразуют пророческая речения, и гадания, и законнии образи.

(Служба 25 марта, кан. п. 5, троп. 2)

Тайно во священных писаниях глаголася о Тебе, Мати Вышняго.

(Там же, п. 9, троп. 3)



Святый Апостол Павел, определяя значение Ветхаго Завета, истории его лиц и обрядов, говорит, что все это служило «тению» или предъизображением новозаветных лиц и событий. Значение предъизображений (прообразований) признавал Сам Господь наш Иисус Христос; Он Сам применял ветхозаветные события к новозаветным; например, Он говорил: «как Моисей вознес змию в пустыни; так должно быть вознесену Сыну человеческому» (Иоанн. 3,14), и еще: «как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф. 12,40). Ветхозаветныя преобразования главным образом имели своим предметом Спасителя мира - Господа Иисуса Христа, к Которому направлялись надежды и ожидания праведных мужей древняго мира. Но Св. Православная Церковь, в Богослужебных канонах и песнопениях, и св. Отцы, в своих творениях, находят между ветхозаветными предуказаниями и такия, которыя относятся к лицу приснодевственной Матери Господа. «Во всем вообще Богодухновенном Писании внимательный изследователь увидит разныя указания на Пречистую Деву Марию, разсеянныя повсюду» - замечает св. Андрей Критский; и св. Иоанн Дамаскин называет Пресвятую Деву «Богородицею, по предведению Божию предопределенною в предвечном совете, в различных образах и словах пророческих прообразованною и предвозвещенною Духом Святым».
Скрытый текст
Показать
В самом начале Библии, при повествовании Моисея о творении мира, Св. Церковь и Богомудрые Отцы находят указание на Деву Марию - в первобытной, девственной земле. Эта земля, хотя не была возделана человеческими руками и орошена дождем, тем не менее произрастила удивительное разнообразие трав и деревьев, и из нея создано самое тело человека. «Как первосозданный Адам - говорит св. Ириней - получил телесный состав от чистой, еще девственной земли и образован рукою Божию, т.-е. Словом Божиим, так и в воплощении Бога-Слова повторилось то же самое; Бог-Слово, возстановляющий Собою Адама, благоволил и родиться по подобию возстановляемаго Адама, ибо родился от Марии, которая была Девою». «Эта дева ( т.-е. девственная земля) была образом - по замечанию св. Иоанна Златоустаго - другой Девы: как эта земля произрастила нам рай, не приняв семяни, так и Та безмужно произрастила нам Христа». В акафисте Пресвятая Дева именуется «прозябшею божественный клас, яко нива неоранная яве (то есть, невозделанная явно), произращающею садителя жизни нашея, нивою растящею гобзование (многоплодие) щедрот».

Рай -первоначальное жилище человека - был прекрасный сад, украшенный деревьями, приятными на вид и добрыми в снедь. Пресвятая Дева, как «одушевленный рай», показывала в Себе плоды добродетелей. Она - «тайных цветов (то есть, добродетелей) прекрасный сущий рай». Посреди рая было насажено древо жизни, - и Пресвятая Дева имела в Себе Господа: «Таин еси, Богородице, рай, невозделанно возрастивший Христа».

Первая жена Ева, загадочно называемая материю живущих, - говорит св. Епифаний, - прообразовала Пресвятую Деву Марию. Ева тогда лишь названа материю живущих, когда услышала: «земля еси и в землю отъидеши», то есть, после совершения греха; удивительно, что ей дано такое славное название после падения. Если возьмем во внимание внешнее и подлежащее чувствам, то увидим, что от этой Евы произошел на земле весь человеческий род; тогда как Девою Мариею введена в мир сама жизнь, Она рождает жизнь и делается материю живущих... Ева была причиною смерти человеческого рода, - через нее вошла во вселенную смерть. Мария принесла жизнь, - через Нее подана нам самая жизнь». Как Ева получила жизнь свою прямо от рук Божиих, так и Пресвятая Дева дарована Самим Богом ея родителям; Ева по сотворении введена в рай, Пресвятая Дева введена была в храм Господень. Впрочем, разныя черты жизни Евы предъизображали Пресвятую Деву «по противоположности». «Как праматерь (Ева) создана из Адама - говорит св. Иоанн Дамаскин - так и Пресвятая Дева родила нового Адама хотя и по закону чревоношения, но превыше естественного рождения; потому что Он рождается от Жены без отца, как и тот от Отца без матери». Как Ева - замечает св. Ириней - была обольщена речью диавола удалиться от Бога, по преступлении воли Его: так Дева Мария была оглашена ангельским словом к приятию Бога, при повиновении воле Его; как та была соблазнена к удалению от Бога: так эта убеждена к повиновению Богу». Грехом Евы введена смерть в мир и человек изгнан из рая: напротив, чрез Пресвятую Деву Марию введена жизнь в мир и даровано людям вечное блаженство. «Ева недугом преслушания клятву (проклятие) вселила есть - воспевает Св. Церковь; - Ты же, Дево Богородице, прозябением чревоношения, мирови благословение процвела еси». И в другой пестни: «умерщвление плодом мне Ева принесе: Ты же, Жизнь рождши ипостасную, Пречистая, абие исправила еси». «Из Едема изыде род наш, прабабы ради Евы: призван же Тобою, рождшею нам новаго Адама -Христа». Св. Ириней высказывает такую же мысль: «узы Евина непослушания разрешены послушанием Марии: Что Ева связала неверием, то разрушила Дева Мария верою». «Ева поверила змию - говорит Тертуллиан -Мария поверила Гавриилу; что та согрешила по доверию, то эта загладила верою». «Жена - говорит св. Григорий Нисский - защитила жену; первая (то есть Ева) открыла путь греху: а эта (то есть Мария) послужила явлению правды; та последовала совету змея: эта представила Истребителя змея и произвела на свет Подателя света». Противоположность их всего лучше изъясняется словами, сказанными той и другой. Еве сказано: «в болезнех родиши чада», а Деве Марии возвещено: «радуйся, Благодатная»; Еве сказано: «к мужу твоему обращение твое», - а Деве Марии: «Господь с Тобою!»

Ковчег, в котором патриарх Ной спасся от вод всемирного потопа, предъизображает Пресвятую Деву. «Радуйся ковчег, Богоустроенное жилище - восклицает к Ней св. Иоанн Дамаскин - управительница новосозданнаго мира, от которой происходит Христос - новый Ной, наполняющий высший мир нетлением». Сто лет (как говорят предания, занесенныя в древния книги) был строен ковчег: и род человеческий долго приготовлялся к принятию Спасителя и рождению Девы Марии. Ковчег был устроен из дерев негниющих: Пресвятая Богородица пребыла Приснодевою. В ковчеге спаслись Ной и дети его от потопа: через Марию все послушные голосу благодати Божией спасаются от погибели вечной. От Ноя, вышедшаго из ковчега, населился послепотопный мир: от Христа, родившагося от Пресвятой Девы, ведут свое начало чада Нового Завета.

Ной, находившийся в ковчеге, о конце всемирного потопа узнал тогда, как выпущенная им оттуда в другой раз голубица прилетела с масличным сучком; выпущенная же в третий раз она более не возвращалась. Эта голубица предъизображала Пресвятую Деву: «голубице - говорит Ей Св. Церковь - милостиваго рождшая». Рождением милостиваго Она действительно возвестила окончание гнева Божия и совершенный мир на земле. «Радуйся спасшая мир от потопления греховнаго»!

Как Исаак прообразовал Господа Иисуса Христа: так и рождение его от Сарры служило образом рождения от Девы Марии обетованнаго Мессии. «Сарра, рождши Исаака, образ Иисусов, радость ми сотвори Господь, глаголаше; образованнаго Исааком рождшая и девствующая, паче радуйся, всепетая Мати Дево». «Исаака рождение об безчадныя матере поношение отъят и возвеличи славою: рождшееся от Тебе Свято первейшую славу принесе Тебе, Пречистая Дево и Мати».

На пути в Месопотамию, в Вефиле, патриарх Иаков имел таинственное видение, в котором показана ему лествица, утверждавшаяся на земле и верхом своим достигавшая неба (Быт. 28,12). Эта лествица изображала Пресвятую Деву. «Радуйся - поет Ей Св. Церковь - лествице высокая, юже Иаков виде». «Тебе мысленную и одушевленную лествицу, на нейже Бог наш утвердися, еюже к небеси обретохом восхождение, песнями, Богородице, величаем». И в других местах Св. Церковь называет Богородицу «лествицею возвысившею всех от земли благодатию, - лествицею небесною, еюже сниде Бог». Господь - говорит св. Иоанн Дамаскин - соорудил Себе одушевленную лествицу, которой основание утверждено на земле, а верх касается самого неба и на которой утверждается Бог. Лествица духовная, то есть, Дева, утверждена на земле: потому что Она родилась на земли; глава Ея касалась неба: потому что глава Ея был Бог и Отец». Ангелы на лествице восходят и низходят, потому что в молитвах неусыпающая Богородица велит Ангелам, да с Нею вместе непрестанно помогают людем и восходя возносят к Богу молитвы молящихся, и низходя приносят от Бога людем помощь и дарования.

Боговидец Моисей зрел образ Божией Матери в купине горевшей, но не сгоравшей. Купина, объятая пламенем, оставалась невредимою: так и Дева, по рождестве Спасителя, не утратила Своего девства. «Образ чистаго рождества Твоего огнепалимая купина показа неопальная». «Якоже купина не сгараше опаляема: тако Дева родила еси и Дева пребыла еси». Св. Отец Григорий Нисский говорит: «что там (то есть, в Ветхом Завете) предъизображалось пламенем и купиною, то, с течением времени, ясно открылось в тайне Девы; как там купина горит и не сгорает: так и здесь (то есть, в Новом Завете) Дева раждает свет и пребывает нетленна». По этой причине Св. Церковь именует Богоматерь «неопалимою купиною», а христианское искусство нередко изображает Ее окруженную огненным сиянием. Таким иконам издревле усвоено наименование Неопалимой Купины.

Евреи, изведенные из Египта всесильною десницею Божиею, в своем странствовании к земле обетованной, были предводимы не столько Моисеем, сколько Богом. Он присутствовал в облачном столпе, который осенял их днем и освещал ночью. Этот столп предъизображает Пресвятую Деву. Проявив нам телесно Христа - Солнце правды - и излив на весь мир дождь Его благодати, Она сделалась «облаком всесветлым, верныя непрестанно осеняющим», «светоносным облаком, в оньже всех Владыка сниде и воплотися нас ради». Разсеяв мрак неверия и распространив свет истиннаго Богопознания, Она явилась «огненным столпом, наставляющим сущия во тьме», «вводящим в высшую жизнь человечество». Как «покров миру, ширший облака», Она покрывает и защищает верующих Своим милосердным заступлением от всех бед и напастей. Ходатайствуя о всех новозаветных чадах Своих, Она старается всех привести в царство Сына Своего и Господа: «световидный облак, предводящий новыя люди к земли обетованной, во истину Богоблагодатная явилася еси, и врата вводящая к жизни». «Не отчаяваим Божия милосердия - говорит св. Димитрий Ростовский - се бо имамы в пути жизни нашея премилостивую Одигитрию (путеводительницу), милосердную наставницу, Пречистую Деву Богородицу, данную нам от Бога аки столп Израильтянам, к обетованной земле ведущий. Есть бо Она столп огнеоблачный, якоже вещает к Ней в акафисте Церковь. Огнь есть не вещественный, но божественный, яко просвещающая во тьме сущих и к разуму божественному всех наставляющая. Облак есть, яко носившая Бога и изливающая нам дождь Божия милосердия и благодати. Столп есть, яко утверждающая ратующую на земли Церковь и от врагов видимых и невидимых защищающая».

Далее, скажем вместе с Св. Церковью: «В Чермном мори неискусобрачныя Невесты образ написася иногда; тамо Моисей разделитель воды: зде же Гавриил служитель чудесе; тогда глубину шествова немокренно Израиль: ныне же Христа роди безсеменно Дева; море, по прошествии Израилеве, пребысть непроходно: Непорочная, по рождестве Еммануилеве, пребысть нетленна». Чермное море, пропустив по сухому дну Израильтян, сомкнуло воды свои и потопило полчища Фараона, устремившиеся за народом Божиим: и Пресвятая Дева именуется «морем, потопившем Фараона мысленнаго». Чрез рождение Господа Она явилась для сатаны и всей силы его - морем погибели, а для верующих во Христа, этих истинных Израильтян, странствующих к небесному отечеству, - морем спасения.

Странствуя к земле обетованной по безводной пустыне, Евреи ощутили недостаток в воде; Моисей, по воле Божией, ударил жезлом в камень горы Хорив - и вода истекла оттуда в изобильном количестве. Пресвятая Богородица есть «камень напоивший жаждущия жизни»: «премудрости, Пречистая, Тя сокровище вемы - воспевает Св. Церковь - и благодати точащую источник приснотекущий разума». От Пресвятой Девы, через рождение от Нея Господа Иисуса Христа, Котораго св. Апостол Павел разумеет под камнем Хоривским (1 Кор. 10,4), истекла вода благодати, могущая утолить жажду жизни вечной.

Местом особеннаго присутствия Божия в Ветхом Завете были сначала скиния Моисеева, потом храм Соломонов. Здесь Господь как-бы вселялся между людьми, принимал молитвы Своего народа и даровал откровения избранным мужам. Как только скиния Моисеева и храм Соломонов были освящены, слава Господня наполнила их. Пресвятая Дева, как одушевленных храм Божий, называется «местом освящения славы», «пространным селением Слова», «Бога невместимаго вместилищем», селением преславным Сущаго на серафимех».

Скиния и храм служили прообразами Девы Богородицы. «Исполнися вопиющаго пророчество, глаголет бо: возставлю скинию падшую священнаго Давида, в Тебе , Чистая, прообразившуюся». «Храм Тя чист и пренепорочен, Приснодево Богородице - поет Св. Церковь - Вседетель обрете едину яве от века». «Иже от конец гор святых всех, храм Богу бывши, якоже прежде Пророк рече, Христу чист покажи мя храм, Владычице». Богородица, поистине «Божественная сень Слова, чистотою Ангелы превосшедшая», в которую «единый херувимским существам неприступный и страшный ангельским чинам вселися и нас обнови». Когда храм Соломонов был разрушен и богатства его расхищены: то на месте его, по возвращении Евреев из плена Вавилонскаго, был выстроен второй храм. Хотя этот храм во многом уступал первому, так что Евреи не могли удержаться от слез при взгляде на него; но второй храм, на самом деле, сделался славнее Соломонова, потому что в нем явилось одушевленное селение Божией славы.

Как скиния и храм служили прообразом Божией Матери: так предъизображали Ее, по учению Св. Церкви и св. Отцев, разныя священныя принадлежности ветхозаветнаго богослужения. «Великий преднаписа во пророцех Моисей Тя - кивот, и трапезу, и свещник, и стамну (золотой сосуд с манною), образне назнаменуя воплощение, еже из Тебе, Вышняго, Мати Дево». «Преславно прообразоваше, Чистая, закон Тя скинию, и божественную стамну, странен (чудный) кивот, и катапетасму (завесу), и жезл, храм неразрушимый, и дверь Божию». «Радуйся свещниче светлый - поет Св. Церковь Богородице - радуйся ручко (сосуд), в нейже манна; радуйся жезле Ааронов; радуйся Божественная трапезо». «Во истину Тя, яко светел свещник невещественнаго Света, кадильницу злату Божественнаго угля, во Святая святых всели, ручку и жезл, скрижаль Богописанную, ковчег святый, трапезу Слова жизни, Дево, рождество Твое». Разсмотрим частные эти прообразы.

Важнейшим местом скинии и храма было «Святое святых», где находился ковчег завета. Оно было доступно одному первосвященнику, и только один раз в год, когда он в день очищения входил сюда для окропления жертвенною кровию. Святое святых служило образом Божией Матери, вместившей воплощенное Слово Божие. Но сколько жертва, принесенная Богу Господом, была несравненно превосходнее ветхозаветных жертв и сколько Сам Господь выше первосвященников Израильских: столько и Пречистая Дева выше и превосходнее Святого святых. «Радуйся, Святая святых большая».

Во внутреннем отделении скинии и храма - «Святое святых», стоял ковчег завета - ящик, покрытый золотом внутри и снаружи, вмещавший в себе священные предметы. Этот кивот уподобляется Божией Матери, вместившей не скрижали закона, а самого Законодателя. «Ковчег, Божественным Духом позлащенный, Пречистая показася: не скрижали носящ закона, но Христа Господа, Егоже закон и пророцы древле предвозвеща». Одушевленный ковчег Божий был «позлащен Духом», - иначе сказать: Пресвятая Дева была украшена всеми духовными дарами. И как к древнему кивоту невозможно было касаться неосвещенною и дерзновенною рукою, так и новозаветный кивот Божий огражден силою Божию от всяких подобных попыток; «яко одушевленному Божию кивоту, да никакоже коснется рука скверных». Во втором храме не было кивота Божия: вместо него в этом храме вскоре явилась Сама Пресвятая Дева.

Ковчег завета сверху был накрыт «очистилищем», - золотою крышкою, над которою распростирали свои крылия два херувима, изваянные также из золота. Это очистилище собственно и было в Ветхом Завете местом, где вездесущий Бог обнаруживал особенное Свое присутствие, открывал Свою волю и принимал молитвы Своего народа. Пресвятая Дева, по учению Св. Церкви, есть «теплое очистилище», «очистилище миру», «всего мира очищение». Чрез Нее пришел на землю единородный Сын Божий, для того, чтобы оправдать пред Богом всех верующих в Него, не Иудеев только, но и язычников.

В ковчег завета, по Божию повелению, в память будущим родам, был положен чудесно прозябший и процветший жезл Ааронов. Этот жезл прообразовал Пресвятую Деву Богородицу. Она произошла от бесплодных родителей подобно тому, как процвел сухой жезл: «произрастание сухаго жезла указало Израилю предъизбрание священника; и ныне преславное рождество Девы от безплодной чудно являет светлое достоинство родивших». «Из корене прозябшая Давидова и Иессеева, Анна ныне растити начинает божественный жезл, прозябший таинственный цвет - Христа, всех Зиждителя». Еще более чудно, чем прозябение Ааронова жезла, было рождение от Пресвятыя Девы Господа: «прозябе жезл иногда Ааронов, прообразующий, Чистая, Божественное рождество, яко безсеменно зачнеши, и нетленна пребудеши, и по рождестве девствующи явишися, младенца питающи всех Бога». Приснодева, поистине, есть «тайный жезл, цвет неувядаемый процветший», и по Своей чистоте и непорочности, - Сама «цвет нетленная», «неувядаемый», «отрасли неувядаемая розга» (ветвь).

Кроме Ааронова жезла, в ковчеге завета стояла «стамна», или золотой сосуд, наполненный манною, этим «небесным хлебом», которым Господь питал Израильский народ в безплодной пустыне. Св. Церковь видит в этой стамне образ Божией Матери: «манноприемная ручка (сосуд) Тя, Богородице, иногда прообрази; Христа бо носила еси, манну разума одождившаго всем чтущим Тя». «Радуйся стамно, манну носящая, услаждающая всех благочестивых чувства»: «златокованная стамно, из неяже истече миро животворное верным». В этом сосуде вмещалась «манна жизни» - Христос, сшедший с неба, хлеб жизни и безсмертия, насыщающий и услаждающий души верных.

За второю завесою скинии, по свидетельству Апостола Павла (Евр. 9,4), находилась золотая «кадильница», для воскурения пред Господом фимиама. Новый образ Пресвятой Девы! «Златая кадильница была еси, огнь бо во утробе Твоей вселися, Слово от Духа Свята». «Радуйся, кадильница, золотой сосуд - говорит св. Иоанн Дамаскин - Ты носишь в себе Божественный угль, и из Тебя разлилось благоухание Духа, изгоняющее из мира зловонное тление». Божественный угль этой кадильницы есть Сам Господь, как поет Св. Церковь: «угль проявлейся - Солнце из девственныя утробы возсия во тьме заблудшим». Возношение кадильного фимиама, по мысли Св. Писания, означает возношение молитвы к престолу Божию. И в этом отношении Пресвятая Дева есть «кадило благовонное», «приятное молитвы кадило»: потому что Она самая усердная и надежная наша Молитвенница и Заступница пред Богом.

В святилище скинии и храма стоял устроенный из золота светильник с семью лампадами, наполненными чистым елеем и постоянно горевшими. Пресвятая Богородица была седмисвещный светильник, украшенный всеми дарами Духа Святаго. «Светозарный Тя свещник предвообрази, приемшую несказанно Свет неприступный, разумом Своим озаряющ всяческая». «Седмосветлый Тя свещник, огнь Богоразумия носящ, Отроковице, пророк древле провиде, светящ во тьме неведения бедствующим». «Закона свещник прообразоваше Тя рождшую Свет, просветившаго, Пречистая, всяческая». «Светоприемную свещу сущим во тьме явльшуюся зрим святую Деву: невещественный бо вжигающи огнь, наставляет к разуму божественному вся». «Радуйся - взывает Божией Матери св. Иоанн Дамаскин - радуйся светильник, золотой и твердый сосуд девства: светильнею этого светильника служит благодать Духа, а елеем святое тело, заимствованное из чистой плоти: отсюда происходит невечерний свет - Христос, осиявший вечною жизнию сидящих во тьме и сени смертной».

В том же отделении скинии и храма находилась трапеза, сделанная из негниющаго дерева и обложенная золотом, на котором полагаемы были в жертву Богу 12 хлебов. «Радуйся Божественная трапеза» - воспевает Пречистой Деве Св. Церковь, - «Яко трапеза хлеб вмещаеши тайный, от негоже ядше нектому алчем, Всепетая». От Нея мы имеем хлеб сшедший с небес - Христа, питающий нас для жизни вечной. Поэтому Она называется еще «одушевленною трапезою, хлеб животный (жизненный) вмещшею».

Во дворе скинии, между жертвенным алтарем и самою скиниею, находилась медная умывальница, в которой омывались жрецы пред начатием своего служения. Пресвятая Дева есть «баня, омывающая совесть».

В скинии и храме Израильтяне приносили жертвы Богу, и между прочим животных разного рода, но с непременным условием - неимеющих какого-либо недостатка, непорочных и чистых. В частности юница (телица) приносилась в жертву спасения или мира. «Радуйся - взывает Св. Церковь Пресвятой Деве - юница, Юнца рождшая непорочнаго; агнице, рождшая Божия Агнца, вземлющаго мира всего прегрешения».

Ханаанская земля, обетованная Израильскому народу еще в лице праведных патриархов его и занятая им после сорокалетняго странствования, была в древнее время чрезвычайно плодоносна: она, по живописному выражению Св. Писания, «кипела млеком и медом». Пресвятая Дева, произрастившая нам «хлеб животный» - Христа, есть для нас истинная земля обетования. «Радуйся - возглашает Ей Св. Церковь - земле обетования, из неяже течет мед и млеко».

Вступив в обетованную землю, Израильтяне разделили ее между двенадцатью коленами, и из 48 городов, предоставленных колену Левину, шесть назначили для убежища неумышленным убийцам: там эти несчастные, достойные более сожаления, чем наказания, были безопасны от всех поисков, и не прежде, как по смерти первосвященника они могли возвратиться на первоначальное место своего жительства. Пресвятая Дева есть для верующих душ «спасения град», «пристанище», «хранилище, ограждение, утверждение и священное прибежище».

Гедеон, пятый судья Израильскаго народа, выслушав от Ангела волю Божию - идти и избавить отечество от власти мадиамлян, пожелал получить знамение в удостоверение того, что на это дело есть благословение Божие. Избранное им самим знамение было такое: на руно (кожу овцы), положенное им на гумне, ночью сошла обильная роса, тогда как вся земля вокруг была суха; в другую же ночь земля была омочена росою, а лежавшее на гумне руно осталось совершенно сухим. Все обстоятельства этого чуднаго события имеют отношение к лицу Пресвятой Богородицы. Гумно, в таинственном смысле, знаменовало избранный народ Божий. Руно - Пречистая Дева, по толкованию Св. Церкви. «Радуйся, руно одушевленное, еже Гедеон предвиде». Руно было орошено росою: и Пресвятая Дева была орошена небесным и божественным дождем, сшедшим на Нее. «Якоже на руно во чрево Девы сшел еси дождь, Христе». Одушевленное руно - Дева была обильно орошена благодатью Божиею; тогда как, в то же время, язычники и самые Израильтяне были духовно сухими - от зноя суеверия и неверия. Руно Гедеона было сухо, а земля омочена росою: так и Дева, по рождестве Господа, не потерпела изменения, между тем, как земля увлажилась росою истинной веры. «Якоже на руно сниде без шума с небесе, Дево, дождь в ложесна Твоя Божественный, и спасе все изсохшее человеческое естество, Пречистая».

Премудрый царь Соломон, устроив в своем доме судную палату, поставил в ней великолепный престол, сделанный из слоновой кости и золота: такого не было, замечает св. писатель, еще нигде, ни в каком другом царстве. «Радуйся, яко еси царево седалище, - говорит Св. Церковь Пречистой Деве. Вместив первообраз Соломона - Господа Иисуса Христа, Она сделалась одушевленным престолом Царя Небеснаго. Седалище Соломона было возвышено: и седалище Господне - Пресвятая Дева Мария - превыше херувимов и серафимов, служащих престолами Царю славы. «Престол Тя Божия Слова прославляем, Богородице, на немже яко человек Бог седе».

Три благочестивые отрока -Анания, Азария и Мисаил - были воспитанниками Даниила, при дворе царя Вавилонскаго, а потом и соправителями его. Однажды царь Навуходоносор воздвиг золотой истукан и повелел, чтобы все знатные люди царства его, по данному знаку, поклонились бездушному идолу. Три отрока не устрашились «зверской ярости», не поклонились твари, вместо Творца, и за такое преслушание были ввержены в раскаленную пещь, но силою Божиею сохранены невредимыми. Ангел великаго совета Божия - Господь Иисус Христос, снишедши в пещь, преложил пламень в росу, и тем предобразил чудное рождение Свое от Пресвятой Девы Марии. «Благословите отроцы, Троицы равночислении, Содетеля Отца Бога, пойте снисшедшее Слово и огнь в росу претворшее» - поет Св. Церковь. Неопалением отроков в вавилонской пещи, прежде всего, предуказано неопаление Пресвятой Богородицы от огня Божества. «Росоносная пещь представила образ сверхъестественнаго чуда: ибо она не опаляет принятых юношей, как и огнь Божества утробы Девы». Потом невредимость юношей в огне, по понятию Св. Церкви, означает приснодевство Богоматери. «Чуда преестественнаго показа образ огнеросная пещь древле: огнь бо не опали юныя дети, Христово являя безсеменно от Девы божественное рождество». «Ветхозаветные юноши, объятые огнем неопально, прообразуют утробу Отроковицы сверхъестественно раждающую, запечатленную». Наконец, вавилонская пещь послужила для терх отроков орудием не истребления, а жизни и обновления: так чрез Пресвятую Деву мир достиг своего обновления.

Прообраз приснодевства Божией Матери Св. Церковь находит в невредимом сохранении пророка Ионы в утробе кита. «Иону, (как) младенца из чрева, морский зверь изрыгнул, каким принял; а Слово, вселившееся в Деву и принявши плоть, прошло, сохранив (Ее) нетленною».

Но все эти прообразования, предначертавшия, по изволению Божию, уму и чувству ветхозаветных чад будущее величие Приснодевы Богоматери, далеко уступают самому первообразу. «Закона и ковчега честнейшую Тя воспеваем, Богородице Марие»! «Паче скинии Моисеевы всю Тя Бог освяти, Богородице»! Св. Иоанн Дамаскин так изъясняет отношение ветхозаветных предъизображений к лицу Пресвятой Девы: «там Слово Божие на каменных досках почертало закон Духом, как бы перстом Своим; а здесь само Слово Божие воплотилось от Духа Святаго и девственных кровей... Там манна; здесь услаждающий манну... Да поклонится великолепная скиния, построенния Моисеем в пустыне из драгоценнаго всякого рода вещества, и прежде нея бывшая скиния праотца Авраама, - да поклонится одушевленной и умной Скинии Божией!. Эта соделалась не только местом особеннаго действия Божия, но существенным вместилищем ипостасного Сына и Бога. Да сознает свое ничтожество пред Нею позлащенный отовсюду кивот, и носящая манну злотая стамна, и светильник, и трапеза, и все древнее! Все это потому только важно было, что прообразовало Скинию духовную, так как тень истинного первообраза».

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#5

Сообщение Ольга » 21 сен 2016, 14:03

III. РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Достойное, Богомати твоея чистоты рождество
наследовала еси чрез обещание: иногда бо
неплодный богопрозябен плод вдалася еси: тем
Тя вся племена земная непрестанно величаем
(Служба Сент. 8 кан. 2 п. 9 троп. 1.)



Чудны судьбы Израильскаго народа! Ему одному, по справедливости, принадлежит многозначительное название «народа Божия». Ожидание Мессии было средоточием всей веры древних Израильтян; с именем Мессии еврей соединил понятие о самом лучшем времени для своего народа. Цари и Пророки желали дожить до этого времени - и умирали, не получив желаемаго. Лучшие люди Еврейскаго народа жили мыслию своею в будущем: отличительными чертами их были - любовь к потомству, желание благоденствия и славы его, стремление в своем поколении обрести обетованное Богом «Семя жены» - великаго «пророка» и «Примирителя». Патриархам Израильскаго народа неоднократно было дано Богом обетование о размножении потомства их; это обетование, как одно из важнейших, переходило из рода в род и всегда было живо в памяти народа. Удивительно ли, после этого, что чадородие у Израильтян было вменяемо женам в честь и славу и на многочисленное потомство смотрели, как на великое счастье и благословение Божие. С другой стороны, безчадие почитаемо было тяжким несчастием и наказанием Божиим. Так, Авраам жаловался Богу на свое безчадие; Рахиль хотела лучше умереть чем остаться бездетною; Анна, впоследствии мать Самуила неутешно сетовала на неимение детей и в слезной молитве просила Господа о даровании ей сына; Елисавета, мать св. Иоанна Предтечи, прямо называла свое неплодство стыдом, «поношением между людьми». И, между тем, как часто от родителей, неплодоносящих до известнаго, предназначеннаго Богом, времени, происходили дети, составляющия украшение истории народа Божия! У Авраама родился сын Исаак, один из главных Израильских родоначальников, у Анны - Самуил, достославный правитель народа; у Елисаветы - Иоанн, великий Пророк и Предтеча Господень. Это же самое случилось и с родителями Пресвятой Девы.
Скрытый текст
Показать
В обетованной земле, данной Богом Израильскому народу, в горах, окаймляющих с севера Ездрелонскую долину, находится город Назарет. Он лежал на откосе горы и отстоял на три дня пути от Иерусалима и на восемь часов от Тивериады и озера Геннисаретскаго. Во всем Ветхом Завете нигде не упоминается о Назарете он был так незначителен и маловажен, что евреи не ожидали от него ничего особеннаго и говорили: «от Назарета может ли что добро быти»? Незадолго до Рождества Христова в Назарете жила благословенная Богом чета - Иоаким и Анна.

Эта чета происходила из древняго царственнаго рода Давидова [2], Цари из этого рода, в течение нескольких веков, преемственно занимали прародительский престол, пока Навуходоносор сокрушил царство Иудейское: взяв столицу Иерусалим, он отвел лучшую часть народа в плен, известный под именем Вавилонскаго. Впрочем, потомки Давида, находясь в тяжкой неволе, хотя и не имели скипетра в руках своих, но все еше сохраняли призрак величия. Наконец один из них, Зоровавель, получил впоследствии дозволение не только возвратиться с народом своим в отечество, но и возстановить разоренную Иудейскую столицу. Иерусалим был возобновлен, и народ, по возможности, собран и устроен; но слава царства миновала невозвратно. Зоровавель продолжал управлять иудеями, пока был жив; со смертию же его, древния права царскаго дома Давидова до того затмились, что о них не упоминается ни в позднейших книгах Ветхаго Завета, ни в других Иудейских сказаниях. А когда израильский народ подпал под зависимость римлян и потерял свою самостоятельность, тогда потомки Давида совершенно лишились прежняго величия, и род их окончательно слился с народом.

Таково было состояние славнаго рода Давидова, когда Иоаким и Анна жили в Назарете. Иоаким происходил из колена Иудова и имел родоначальником царя Давида, а Анна была младшая дочь священника Матфана, от племени Ааронова [3]. Святая чета жила в изобилии, потому что Иоаким был человек богатый и, подобно праотцам израильскаго народа, имел много стад. Но не богатство, а высокое благочестие отличало эту чету между другими и соделало достойною особенной милости Божией. Предание не говорит, подробно о добродетелях Богоотцев (так Св. Церковь называет Иоакима и Анну в смысле предков по плоти Господа Иисуса Христа), но указывает особенно на одну их черту, которая свидетельствует, что вся из жизнь была проникнута духом благоговейной любви к Богу и милосердия к ближним. Они ежегодно отделяли две трети своих доходов, из которых одну жертвовали в храм, а другую раздавали бедным. Неотступно следуя всем правилам закона Божия, они, как исповедует Св. Церковь, и в законной благодати были так праведны перед Богом, что удостоились породить младенца Богоданного. Это доказывает, что чистотою и святостию они превосходили всех, чаявших тогда Утехи Израилевой.

Таким образом, наслаждаясь душевным миром и ведя жизнь по духу закона Божия, благочестивые супруги, по-видимому, были вполне счастливы; но неполодство Анны, сначала грустно отзывавшееся в их семейных отношениях, наконец перешло в тоску и беспокойство обоих святых сердец. Безчадие, как выше замечено, считалось у израильтян состоянием неприятным; но оно было еще более прискорбным и чувствительным для потомков Давида, потому что они, по древнему обетованию Божию, могли надеяться, что от них родится Спаситель мира: при безчадии эта сладостная и великая надежда исчезала. Много и усердно молились супруги, чтобы Бог даровал им детей; но прошло 50 лет их брачной жизни, и неплодство Анны не разрешалось. Это, общее всем праведникам Ветхаго Завета, неудовлетворяемое желание скорейшаго пришествия в мир Мессии и, вместе с тем, грустное убеждение в безучастии своем в общих целях и надеждах народа, - причиняли Иоакиму и Анне тем сильнейшую скорбь, что они приближались к старости. По религиозным чувствам, по тягости народнаго мнения, по сиротству их теплаго сердца, это горе было велико и тяжело для них; но праведные безропотно и со смирением переносили его, стараясь еще с большей ревностью угодить Богу твердым хранением Его закона. Впрочем, при всех кротости и преданности воле Божией, святые супруги не могли иногда не огорчаться тем пренебрежением, какое нередко приходилось им терпеть от соотечественников за их безчадие. При одном случае это пренебрежение, высказанное принародно, глубоко огорчило благочестивого Иоакима и повергло его в безутешное состояние. В один из великих праздников, св. Иоаким, как точный исполнитель закона, пришел с своими соплеменниками в Иерусалимский храм, с намерением принести, по обыкновению своему, сугубую жертву Господу, и представил ее, быть может, еще более с чистым и теплым чувством, чем все другие. Но каково же было удивление праведного мужа, когда некто Рувим стал презрительно отклонять приношение его, говоря: «зачем ты прежде других желаешь принести дары свои Богу? ты недостоин этого, как безплодный». Этот неожиданный упрек поразил сердце праведника. Ему представилось, что, может быть, он точно до такой степени грешен, что гнев небесный справедливо преследует его, наказывая безчадием. Эта мысль отняла у Иоакима всю бодрость: он вышел из храма в глубокой скорби: «Увы! - говорил он - всем ныне великий праздник, а для меня лишь время слезных сетований». Чтобы найти себе хотя малое утешение, что, может быть, пример безчадия его не единственный, он из храма пошел посмотреть родословныя двенадцати колен. Но удостоверившись здесь, что все праведные мужи имели потомство и даже столетний Авраам не был лишен этого благословения Божия, Иоаким еще более опечалился и не захотел возвращаться домой, а отправился в дальнюю пустыню - в горы, где паслись стада его.

Сорок дней провел он там в строгом посте и молитве к Господу, призывая на себя Его милосердие и омывая горькими слезами свое безчестие в людях. «Не вкушу пищи - говорил он - и не возвращусь в дом мой! Молитва и слезы будут мне пищей, а пустыня домом, до тех пор, пока услышит и посетит меня Господь Бог Израилев»! «Боже отцев моих! - молился скорбящий Иоаким - Ты дал сына праотцу Аврааму в старости: удостой и меня благословения Твоего! Дай плод моему супружеству, чтобы я, хоть в преклонных летах, мог назваться отцом, и не был отверженным от Тебя, Господа моего»!

Между тем слух о происшедшем с Иоакимом в Иерусалиме достиг благочестивой Анны, оставшейся дома. Узнав подробности, а также и то, что Иоаким удалился в пустыню и не хочет возвращаться домой, - она предалась неутешной скорби. Считая себя главной виновницею постигшаго их горя, она с рыданием восклицала: «теперь я всех несчастнее! Бог отверг, люди поносят, муж оставил меня! О чем же более плакать мне, о безчадии ли своем или об одиночестве? О том ли, что я не удостоилась называться матерью, или о вдовьем сиротстве моем»? Во все время разлуки с мужем, она почти не осушала слез, не вкушала пищи и, подобно матери Самуила, в томительно тоске просила Бога о разрешении ея неплодия.

В таком тревожном состоянии духа, однажды Анна вышла в сад и в молитвенных думах, возводя глаза к небу, увидела среди ветвей лаврового дерева гнездо едва оперившихся птичек. Вид этих юных птенцов еще более поразил ея скорбящее о безчадии сердце. «Горе мне - говорила она - одинокой, отвергнутой от храма Господа Бога моего и пред всеми униженной дщери Израилевой! На кого я похожа? Все в природе раждает и воспитывает, все утешаются детьми; лишь я одна не знаю этого наслаждения. Не могу сравнить себя ни с птицами небесными, ни с зверями земными: те и другие приносят плод свой Тебе, Господи; лишь я одна остаюсь безплодною! Ни с водами: оне, в быстрых струях своих, родят во славу Твою живыя творения; лишь я одна мертва и безжизненна! Ни с землею: и та, прозябая, прославляет плодами своими Тебя, Отец Небесный; лишь я одна безчадна, как степь безводная, без жизни и растения! О, горе мне! горе мне»! «Господи - продолжала она - Ты, который даровал Сарре сына в старости и отверз утробу Анны для рождения пророка Твоего Самуила, воззри на меня и услыши молитву мою! Разреши болезни сердца моего и разверзни узы моего неплодия. Да будет рожденное мною принесено в дар Тебе, и да благословится и прославится в нем Твое милосердие»! Едва Анна произнесла эти слова, предстал пред нею Ангел Божий: «Молитва твоя услышана - сказал ей небесный вестник - воздыхания твои пронзили облака и слезы твои канули пред Господом. Ты зачнешь и родищь дщерь благословенную, выше всех дщерей земных. Ради Ея благословятся все роды земные, Ею дастся спасение всему миру и наречется она Мариею [Святые Отцы говорят, что слово «Мария» - значит «госпожа»; так блаженный Феофилакт замечает: «Мария - значит госпожа» - Св. Иоанн Дамаскин говорит: «благодать» (так толкуется имя Анна) рождает госпожу (что означает имя Мария)]! Услышав эти слова, Анна поклонилась Ангелу и сказала: «жив Господь Бог мой! если у меня будет дитя, то отдам его Господу на служение, пусть оно служит Ему день и ночь, восхваляя святое имя Его всю жизнь». Прежняя печаль Анны теперь обратилась в радость, излившуюся в восторженной благодарности Богу. Ангел, по благовестии ей, стал невидим. [4]

Св. Анна как ни любила своего мужа, как ни желала скорее поделиться с ним своей радостию, но, повинуясь первому движению благочестиваго сердца, поспешила в храм Иерусалимский, чтобы там возблагодарить Бога и возобновить обет о посвящении Ему ожидаемого плода.

Ангел Божий, после благовестия Анне, явился и св. Иоакиму в пустыне и сказал ему: «Бог милостиво принял молитвы твои; жена твоя Анна родит дочь, о которой все будут радоваться. Вот и знамение верности слов моих: иди в Иерусалим и там, у Золотых ворот, ты найдешь жену свою, которой возвещено то же самое.

Благоговейная радость объяла сердце святого старца: он немедленно и с богатыми жертвами [5] пошел в Иерусалим и там, действительно, на указанном от Ангела месте встретил жену свою. Увидя мужа, Анна поспешила к нему с восклицанием. «Знаю, знаю, Господь Бог щедро благословил меня потому что я была как бы вдовою -и теперь не вдова, была безчадною - и теперь буду иметь чадо». Здесь они рассказали друг другу все подробности явлений Ангела принесли в храм жертву Господу и, судя по ходу дальнейших событий, несколько времени оставались в Иерусалиме ожидая исполнения полученнаго ими обетования [Ничто не препятствует допустить, что праведные Богоотцы хотя обыкновенно проживали в Назарете, но могли также иметь жилище и в Иерусалиме, на случай нередкаго прибытия в этот св. город. Позднее в Иерусалиме был воздвигнут храм и женский монастырь по местному преданию, именно там, где стоял дом Богоотцев].

Вскоре святые Богоотцы увидели над собою совершение этого чуднаго обетования: в девятый день декабря Православная Церковь празднует зачатие Пресвятой Девы Анною и воспевает: «Анна ныне растить начинает божественный жезл (Богородицу), прозябший таинственный цвет - Христа, всех Зиждителя». «Неплодная, плодородящая сверх ожиданий Деву, имеющую родить Бога плотию, светится радостию и ликует, громко взывая: радуйтеся со мною все колена Израилевы: я ношу во чреве и избавляюсь укоризны в безчадии; так угодно Создателю, услышавшему мою молитву и исцелившему сердечную болезнь устроением желаемаго мною». «Увидят люди и подивятся, - что я стала материю: вот и я раждаю, потому что так благоволил Разрешивший союз неплодия моего».

Нельзя не благоговеть пред этим чудным зачатием и не видеть в нем необычайных и великих целей Божественнаго Промысла [6]. Бог видимо хотел приготовить к вере в будущия, еще более чудныя - зачатие и рождение единороднаго Сына Своего: «таинству - как поет Св. Церковь - предтечет таинство». «Дева Матерь родилась от неплодной - говорит св. Иоанн Дамаскин - потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, главнейшему из чудес, и постепенно восходить от меньшаго к большему». «Если - как замечает св. Андрей Критский - великое дело то, что раждает неплодная: то не более ли удивительно, что раждает Дева?... Нужно было, чтобы Тот, Который все и в Котором все, как Господь природы, показал на праматери Своей чудо, сделав ее из безплодной материю, а потом и в Матери изменил законы природы, сделав Деву Материю и сохранив печать девства».

И если Иоаким и Анна, еще прежде получения радостной вести, превосходили всех чистотою и святостию: то не более ли возгорели они святою ревностию и преданностию Богу, когда удостоились получить благодатное откровение о снятии с них поношения? А вместе с тем, святыя качества их не привлекали ли к ним в большей мере благоволения Божия и не низводили ли на них благодатныя дарования, предуготовлявшия их к чудному событию? Если пророки Иеремия и Придтеча Господень Иоанн были освящены Богом прежде рождения и исполнились Духа Святаго еще во чреве матери: то еще большее освящение, без сомнения, было усвоено чревоношению праведной Анны. Здесь приготовлялось не одно простое рождение, но вместе с тем и открытие тайны премудраго совета Божия, от века сокрытой и непроницаемой даже для самих Ангелов. Здесь устроялся нерукотворенный ковчег Божий, уготовлялось живое селение Всевышняго. Отсюда должна была изойти единственная и святейшая Дева, которой, по предречению Пророка (Ис 7,14) предопределялось сделаться Матерью Бога Слова. «Славнейшее таинство - поет Св. Церковь - неведомое Ангелам, великое для человеков и от века сокрытое! Вот целомудренная Анна носит в утробе Богоотроковицу Марию, приготовляемую в селение для Царя всех веков и в обновление рода нашего».

По прошествии днй чревоношения, благовестие Ангела исполнилось - и св. Анна, в 8-й день сентября, родила дочь. Восторг родителей, освободившихся от «поношения безчадства», был невыразим. Явное чудо милости Божией, прежде всего, обратило очи их, полныя слез благодарности, к небу - и Иоаким благоговейно взывал к Всемогущему Богу: «Ты, источивший непокорным людям воду из скалы, благопокорным даруешь из безплодных чресл плод, на радость нам». Анна, в безмолвном восторге, возносяся к небу душею, смиренно помышляла: «Заключающий и отверзающий бездну, возводящий воду на облака и дающий дождь! Ты, Господи, дал мне произрастить пречистый плод от безплоднаго корня». - И Св. Церковь, разделяя восторг праведных Богоотцев взывает вместе с ними всему миру: «сей день Господень! радуйтесь людие!»

Преблагословенная Дева, несмотря на тогдашнюю маловажность некогда знаменитаго дома Давидова, в своем рождестве наследовала высокую славу: род ея, исходя от Авраама и Давида и продолжаясь много веков, заключал в себе имена ветхозаветных патриархов, первосвященников, правителей, вождей и царей Иудейских [7]. Доблести прославленных предков, при самом рождении благодатнаго младенца, уже украшали имя его. Но все эти преимущества, так много ценимые миром, скоро померкли в лучезарном свете той неземной славы, которую Всевышний уготовал новорожденной Деве.

Св. Иоаким, в живейшей благодарности, принес в храм, как мог, жертву Богу; когда же настал пятнадцатый день по рождении младенца, то, по обычаю Иудейскому, новорожденную дочь назвали именем «Мария», данный Ей от Ангела еще прежде зачатия. Св. Младенец был храним и воспитываем со всею нежностию и заботливостию благочестивых родителей и со дня на день видимо укреплялся. Предание говорит, что когда Пресвятой Деве исполнилось шесть месяцев, мать поставила Ее на землю, чтобы испытать: может ли Она стоять, и Преблагословенная, сделав семь шагов, возвратилась в материнския объятия. Тогда св. Анна взяла Ее на руки и сказала: «жив Господь Бог мой! Ты не будешь ходить по земле, доколе я не введу тебя в храм Господень». И устроив особое место в спальне, куда возбранен был вход всему нечистому, Анна избрала непорочных еврейских дочерей, чтобы они ходили за благословенным дитятею ея. При исполнении года Марии, Иоаким сделал большой пир и созвал на него священников, книжников, старейшин и много народа. На этом пире он поднес к священнику дочь свою, и они, благословляя Ее, сказали: «Бог отцев наших! благослови дитя сие и дай ему имя славное и вечное во всех родах!» Присутствующие отвечали: «да будет; Аминь!» После этого он поднес дочь к первосвященникам, которые, также благословив Её, сказали: «Боже Вышний! призри на дитя и благослови его благословением последним, не имеющим преемства». Сама же Анна с радостию взывала при этом: «воспою песнь Господу Богу моему, Он призрел на меня и, отъяв поношение врагов моих, дал мне плод правды, единственный и многоценный пред Ним». И отнеся младенца в спальню, снова вышла к гостям и служить им. [Замечательно, что в Назарете нет никакого предания о рождении в нем Пречистой Девы Марии; ни одно место ни указывается там, как место Ея рождения; напротив, древнее предание указывает родину Приснодевы в Сепфорисе, бедном селении близ Назарет].

По достижении Мариею двухлетняго возраста, св. Иоаким хотел исполнить над благодатною дочерию обет посвящения Ея храму; но св. Анна, как по чувствам нежной матери, так и из боязни, чтобы дитя не соскучилось по доме и не стало бы искать родителей, уговорила супруга отложить это посвящение еще на год. В это время, в благословенном младенце Деве начали уже развиваться те силы ума и сердца, которыя предупредили возраст, и родители стали чаще и чаще внушать Ей, что они родилась вследствие молитв их; что Она посвящена Богу еще до рождения и, как Божие дитя, должна разлучиться с ними и быть у Бога в храме; что Ей там будет гораздо лучше, чем у них и, если Она будет любить Бога и следовать закону Его: то Бог сделает для Нея гораздо более, чем отец и мать! Так св. Иоаким и Анна приготовляли своего младенца к посвящению Богу.

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#6

Сообщение Ольга » 04 дек 2016, 14:00

IV. ВВОД ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Днесь храм одушевленный святыя славы Христа Бога нашего, едина в женах
благословенная чистая, приводится в храм законный жити во святых, и радуются
с нею Иоаким и Анна духом, и девственнии лицы Господеви поют, псаломски
воспевающе и чтуще Матерь Его.
(Служба 21 Нояб. на вел. веч. ст. 2, на Госп. воззв.)



В Божественном деле нашего спасения все было облачено в тайну, и эта тайна, сокровенная от век и от родов в Боге, благовествованием Св. Духа была возвещена сначала на земле в Церкви Божией, а отсюда уже сделалась известною началам и властям небесным, явив собою многоразличную премудрость Божию. Ангелы и Пророки в недоумении испытывали эту тайну, - но не могли проникнуть ее. Таким сокровенным характером запечатлено было и посвящение Марии на служение Богу, при введении Ея во храм. Она - плод пламенных молитв и долгих ожиданий, дитя некогда царственнаго рода - при достижении лишь трехлетняго возраста, должна была, по обету родителей, оставить кров родной и на чужих руках жить при храме, в подвигах молитвы и труда. Ни естественная привязанность родительскаго сердца, ни страх, внушаемый слабостию возраста и пола, ни тяжесть собственнаго одиночества в летах глубокой старости, - ничто не поколебало решимости Иоакима и Анны. Но что же это? Есть ли это только дар Богу от безплодных родителей за отнятие «поношения безчадства»? Благочестивая ли только твердость исполнения однажды даннаго и запечатленнаго клятвою обета, или жертва Богу, по примеру жертв праотцев? Нет. Это тайна, в которой Господь, «хотя сказати народам Свое спасение, неискусобрачную ныне от человек приять, знамение примирения и обновления».

Но то, что предопределено было в предвечном совете Божества, не могло скоро совершиться на земле, которая, в лице дщерей своих, долго еще не представляла достойнаго чертога для воплощения Бога, и поэтому тайна соединения человека с Богом отлагалась, в продолжение веков, до времен будущих. И вот, наконец, Бог избирает праведных Иоакима и Анну, и от них происходит та «Жена», которая достойна была принять и свято сохранить высочайшую тайну воплощения Божия! Вхождением Своим во внутреннее святилище Богоотроковица положила начало приведения к Богу всех других сынов и дщерей человеческих: «совет превечный превечнаго Бога во исполнение грядет, предгрядущей Ей воспитатися во Святая святых - в жилище Слова».

Храм Иерусалимский, возобновленный после плена Вавилонскаго Зоровавелем, а потому называемый, в отличие от Соломонова, вторым, много уступал последнему и по размерам и по великолепию. Те, кто помнил прежний храм, в этом втором не узнавали храма; по выражению прор. Аггея, он был пред ним «якоже не сущь» (Агг. 2, 3). И между тем слава втораго храма должна была возсиять более славы перваго! Как должно было совершиться это прославление, - объясняет другой Пророк «внезапу приидет в церковь Свою Господь Егоже вы ищете, и Ангел Завета, Егоже вы хощете». Но вот уже с тех пор прошло более 400 лет, Ангел Завета не приходил, и слава храма Зоровавеля, и в начале невеликая в сравнении с храмом Соломоновым, не только не возвысилась, но почти совершенно упала здесь не было ни ковчега завета, ни пророческаго «урим и туммим» (света и совершенства [8], знаменовавших присутствие Божие, ни священнаго елея помазания! Чрез кого же, каким образом и когда возсияла это предвозвещенная Пророками слава? Через Господа Иисуса Христа: Господь, устрояя спасение людей Своих, избирает в «скинию» Себе чистую Деву и, таким образом, проготовляет для мира и храма спасительное обновление. «Скиния святая и пространнейшая небес, приемшая невместимое во всей твари Слово Божие», является в мир и вмещается в храме Бога. «Пречистый храм Спасов, многоценный чертог и Дева, священное сокровище славы Божия - поет Св. Церковь в праздник Входа во храм Пресвятой Богородицы - днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи, яже в Дусе Божественном, юже воспевают Ангели Божии: Сия есть селение небесное». Так, славен был древний храм обетованием Божиим «и будут очи Мои ту и сердце Мое во вся дни»; славен он был чудесными знамениями и пророчествами, благочестием и жертвами царей, благоговением и любовию народа. Но слава второго храма, принявшаго в стены свои Господа Иисуса Христа и Пресвятую Деву, без сравнения была выше.
Скрытый текст
Показать
Храмы первый и второй имели в своей окружности, кроме собственно священных зданий, каковы «Святое» и «Святое святых», много дворов и притворов, где были устроены разныя помещения, в которых проживали лица, исполнявшие какую-либо священную службу. Там же были хранимы Богослужебные сосуды и запасы. При храме - как свидетельствуют еврейские писатели - проживали мужи и жены (вдовы и девы), проводившие воздержанную жизнь. Св. Епифаний, хорошо знавший еврейские обычаи, говорит, что евреи посвящали Богу всех первенцев мужескаго и женскаго пола, которые и воспитывались в притворах храма до зрелаго возраста. Для постояннаго же служения при храме, принимались так называемые «назореи», представлявшие собою нечто вроде иноков новозаветной Церкви. Это были лица, давшие обет Богу, воздержавшиеся от употребления вина и всяких опьяняющих напитков и не стригшие волос на голове и бороде. Обыкновенно назорейство продолжалось известное время, было принимаемо добровольно, по разным побуждениям; но иногда, хотя весьма редко, родители давали обет назрейства за детей своих: и именно в том случае, когда они, не имея детей, желали получить их от Бога - для Богоугодной цели. Временные назореи, по прошествии срока обета, возвращались в свои семейства принесши Богу жертвы всесожжения за грехи, благодарственную и мирную, и остригши волосы. Все эти лица могли проживать в многочисленных пристройках храма.

Преблагословенная Дева Мария, несмотря на ранний возраст, оказывала явное стремление к такому образу жизни и Сама просила родителей о скорейшем исполнении их обета. Чистейшая душа святаго младенца, призванная к великой тайне Божией, желала служить Богу молитвою и трудом. И хотя возраст избранницы Божией, едва научившейся говорить, был слишком слаб для глубокаго понимания предметов веры, но сердце Ея пламенело любовию к Богу - самою чистою, искреннею. По выражению Св. Церкви, Богоотроковица «младенчествовала плотию, но была совершенна душою», «трилетствовала телом и многолетствовала духом». Поэтому-то святые родители Благодатной и решились, несмотря на ранее младенчество Ея, разстаться с Нею и не откладывать далее обряда посвящения.

Намерение о посвящении храму Девы Марии сделалось гласным в Иерусалиме, и все благочестивые израильтяне и израильтянки ожидали его с особым чувством благоговения. К торжеству посвящения собраны были все родные и знакомые Иоакима и Анны и множество юных дев, сверстниц Марии, долженствовавших сопровождать Ее в храм. Не разделить печаль разлуки родителей и не утешать тоскующую дочь они были созваны: но участвовать в общей радости и быть свидетелями полной готовности их к разлуке. Кто более любит дитя, как не мать? Но Анна вдохновленная Духом - как свидетельствует Св. Церковь - Пречистую Приснодеву приводит с веселием в храм Божий. Шествие было торжественно: все шли, имея в руках зажженныя свечи; весь сонм провожающих пел псалмы и священныя песни, и хоры Ангелов, в трепетном недоумении, сливали райские гласы с земными славословием Богу.

Мог ли кто из сопутствующих Марии думать, что они окружают Ту, которой суждено быть «благословенною в женах», «ублажаемою всеми родами»? Мог ли кто предвидеть, что эта юная Дева вскоре прославится сонмом духов безтелесных, святых и пророков, как «честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим»?

В предании людей благочестивых и внимательных к путям Промысла Божия сохранились следующия подробности вхождения Пресвятой Девы во храм [Память о введении во храм могла сохраниться не в одном святом семействе или у современников, но распространиться и у христиан посредством св. Апостола Иоанна Богослова, который из уст Самой Приснодевы мог слышать повествования о важнейших обстоятельствах Ея святой жизни. Неудивительно поэтому, что по преданию известны подробности и этого события].

Когда Иоаким и Анна, со всеми сопровождавшими Святую Деву, приблизились с посвящаемою Дочерью к храму то в сретение им вышли с пением из храма служившие в нем священники и сам первосвященник. Благоговейно поставила праведная Анна свою Дочь на первую ступень храмового крыльца. При этом она - по выражению св. Димитрия Ростовскаго - обратилась с следующими трогательными словами к Отроковице: «гряди, Дщерь моя, к Тому, Кто тебя даровал мне! Гряди, кивот освященный, ко многомилостивому Владыке! Гряди, дверь жизни, к милосердному Подателю благ! Гряди, ковчег Слова, в храм Господень! Войди в церковь Божию, радость и веселие мира»! И передавая Ее первосвященнику Захарии, она сказала ему: «прими, Захария, сень чистую, прими, священник Божий, ковчег непорочный; прими, праведник, фимиам духовный; прими Дщерь, Богом мне данную! Введи и всели Ее на гору святую, в жилище Божием, не испытывая о Ней, но ожидая, что Богу, ее призвавшему, благоугодно будет совершить с Нею»!

Блаженный Иероним пишет, что крыльцо, на нижней ступени котораго была поставлена родителями благодатная Отроковица, имело 15 высоких ступеней по числу «степенных» псалмов; эти псалмы священники и левиты пели, входя в храм для служения, на каждой ступени по одному.

Пречистая Дева, при виде селения Господня и служителей святыни Его, как бы окрыленная духом любви к Богу и укрепленная силой Его, - одна, никем не поддерживаемая, скоро и бодро взошла по всем ступеням на самый верх храмового помоста. Ангелы Божии - говорит Георгий Никомидийский - невидимо окружили Ее и служили Ей; и хотя они еще и не ведали тогда таинства воплощения, на как слуги Господа, по повелению Его, служили Богоотроковице при Ея восхождении. Такое сверхъестественное восхождение слабого младенца, который далеко оставил за собою всех старших, поразило удивлением присутствовавших.

Следуя с Пречистой Отроковицею к храму, Захария посадил Ее на третей ступени жертвенника. Здесь - говорит древнее предание - Господь Бог осенил Ее благодатию Своею, и Она возрадовалась духом.

Прозрев во вводимой таиницу великих судеб Божиих, первосвященник не остановился там, где обыкновенно стоял молящийся народ, но повел Марию далее, «за первую и вторую завесу», в глубину внутренняго святилища, во «Святая святых», куда не дозволялось входить не только никому из женскаго пола, но и самим священникам, и куда лишь однажды в год, в день очищения, имел право входить только один первосвященник с жертвенной кровью. «Во Святая святых святая и непорочная Святым Духом вводится» - воспевает Св. Церковь. Такое необычное, как бы нарушившее древнейшие обычаи ветхозаветной Церкви, введение Девы во Святая святых поразило недоумением всех предстоявших во храме, удивило даже и самих Ангелов, которые, «вхождение Пречистыя зряще, удивишася: како Дева вниде во Святая святых».

Захария, введя Марию во Святая святых, назначил это место для постоянных молитв Ея. Тогда как другим девам было строго воспрещено приближаться к святилищу, Пречистая Дева, со времени Ее введения в храм, во всякое время могла входить туда для молитвы, что сделано Захариею, без сомнения, по особому внушению Божию. Св. Феофилакт говорит об этом так: «Архиерей в то время, объятый Богом, был вне себя и уразумел, что Отроковица эта есть вместилище Божественной благодати и более его самого достойна предстоять повсечасно лицу Божию. Вспомнив же сказанное в законе о кивоте, которому повелено находиться во Святая святых, он уразумел, что это прямо указывало на сию Отроковицу. И потому, нимало не усумнясь, осмелился, вопреки постановлений, ввести Ея во Святая святых».

Вот почему Ангелы, в недоумении и трепете прозревая в настоящем событии дело Божественнаго домостроительства, благоговейно удивлялись вхождению Девы во Святая святых. Святое святых в это время не имело уже ковчега завета, с его священными принадлежностиями, было совершенно пусто, - и этим как бы свидетельствовало об окончании подзаконных времен. Ветхозаветныя тайны сеней и гаданий стали разъясняться, открывая ряд других тайн, более высоких; и небесные служители распростирали крыла свои уже не над ковчегом Ветхаго Завета, не существовавшим в храме Зоровавелевом, а над новым, живым кивотом свидения, и славословили Господа.

Праведные Иоаким и Анна, вручив Дитя свое воле Отца Небеснаго, по принесении благодарственных жертв, даров и всесожжений и получении благословения от священников, возвратились с своими родственниками в дом свой. Жизнь их снова потекла одинокою, хотя и не была так печальна, как прежде. Теперь не беспокоили их ни собственная скорбь о неплодии, ни посторонния укоризны за безчадие; но Дитя - их утешения - не было с ними! Им ниспослан был Божественный дар за их страдания, дано вкусить на старости отрадныя чувства родительскаго сердца; но предмета их радости опять не было с ними! Впрочем, праведные Богоотцы не плакали в разлуке с возлюбленною Дочерью, а радовались и славили Бога: все естественныя чувства чадолюбия, всю сладость горячей любви к Ней они с безусловною готовностию и благоговейным восторгом принесли теперь в приятную жертву Тому, от Котораго и получили свое Дитя. К тому же святые супруги могли сознавать, что лучшим выражением своей любви к Богоданному младенцу может быть лишь неприкосновенное сохранение его от всего худого и лучшее воспитание в духе закона Божия; а где полнее и успешнее можно было этого достигнуть, как не в храме Божием, куда не проникает ничто нечистое, где все дышет святостию? И когда же естественнее было начать это священное дело, как не с самых ранних лет Дитяти, когда сердце его так доступно всем прекрасным впечатлениям? Пресвятой Деве - одушевленному храму Божию - и надлежало воспитываться в храме, как воспевает Ей Св. Церковь: «в Божественнем храме, яко суща Божественный храм, от младенства чисте, со свещами светлыми, отдана бывши, явилася еси приятелище неприступнаго и Божественнаго света».

Пресвятая Дева, оставшись в Иерусалиме, возрастала среди других девиц, воспитывавшихся при храме в особых пристройках. При них были благочестивыя надзирательницы, сведущия в Св. Писании и искусныя в рукоделиях, которыя обучали Ее тому и другому. Для молитвы Она входила во Святая святых, куда недозволено было вносить с собою работу или какую-либо постороннюю вещь. Скоро Пречистая Дева почувствовала неизъяснимую сладость молитвы, а вместе с тем полюбила и необходимое для Нея уединение. При таком настроении святой Отроковицы, все относящееся к Богу (и действующее на сердца других детей слабо и на короткое время) в Ея сердце производило глубокое и неизгладимое впечатление. Величие Иерусалимскаго храма, с его украшениями и завесами, безчисленное множество стекавшихся сюда для поклонения людей не только из Иудеи, но и из разных стран света, - все это возбуждало и усиливало в Ней глубочайшее благоговение к Богу. Каждый предмет, каждое действие в храме обращали мысль Ея к Богу и заставляли сильнее и сильнее любить Его.

В распределении времени занятий Пресвятая Отроковица следовала порядку, установленному от храма, и отличалась такими прекрасными качествами души, что жизнь Ея при храме св. Отцы называют примером чистой и святой жизни. Так св. Иоанн Дамаскин замечает: «в храме Она так жила, что, будучи удалена от сообщества неблагонравных мужей и жен представляла образец жизни лучшей и чистейшей в сравнении с прочими». Бдительность в молитве, смирение, скромность, внимание и кротость к подругам - были отличительными качествами Ея. С каждым днем, казалось, Она более и более совершенствовалась. Никто не слыхал от Нея какого-либо укора, никто не видал Ея во гневе. Речь Ея была приятна и давала чувствовать, что истина - одна истина - движет Ея устами. Пресвятая Отроковица - как повествует предание - проживая при храме, располагала Своим временем так: от ранняго утра до третьяго часа дня Она стояла на молитве; от третьяго до девятаго упражнялась в рукоделии или чтении книг Св. Писания; от девятаго же часа опять начинала Свою молитву и продолжала ее до тех пор, пока Ангел являлся к Ней с пищею. [9] В скором времени Пресвятая Дева совершенно обучилась чтению Писаний, чем и пользовалась для возможно большаго познания закона Божия. Она имела острый ум, любила учиться, часто читала Св. Писание и размышляла о нем. Благоразумие Ея удивляло всех. Из рукоделий Она занималась пряжею льна и шерсти; любила вышивать шелками, особенно одежды, принадлежащия к священническому служебному облачению, и во всем этом была очень искусна.

Ангельския явления Пресвятой Деве в храме подтверждаются песнопениями Св. Церкви и свидетельством св. Отцев. Чистая душа Ея так привыкла к сообщению с духовным миром, что впоследствии Она безбоязненно приняла от Архангела благовещение. Нельзя было бы представить, чтобы юная Дева, во время благовестия, не устрашилась явившагося пред Нею существа другого мира, если бы эти явления, учащенныя еще с младенчества, не были Ей привычными. Св. Церковь, прославляя пребывание Богоотроковицы в храме, воспевает: «Святая святых сущи, Чистая, во храм святый возлюбила еси вселитися, и со Ангелы, Дево, беседующи пребывающи, преславне с небесе хлеб приемлющи, Питательнице жизни».

Один из древних учителей Церкви, Георгий Никомидийский, так описывает ангельския явления Пресвятой Деве: «По мере того, как Пречистая день ото дня взрослела, в Ней росли и дары Духа Святаго. Она пребывала с Ангелами, о чем узнал и Захария. Однажды, исправляя в святилище свое служение, увидел он кого-то, с виду страннаго, похожаго на Ангела, подающаго Ей пищу. Захария весьма удивился и думал: что это за необыкновенное и новое видение? Повидимому, Ангел говорит с Девою; безплотный приносит пищу, питающую плоть, естеством невещественным подает Деве нечто вещественное. Явление Ангелов бывает одним лишь священникам, и то весьма редко; а чтобы Ангел пришел к девице, и притом столь юной, - это необыкновенно. Если бы она была замужняя и молилась о разрешении своего неплодства, как Анна, я не удивился бы видению: но девица об этом молиться не может. Ангел же всегда к Ней является, как я то вижу: и вот что приводит меня в великое удивление, сомнение и ужас! Что все это значит? Что приходит возвещать Ей Ангел, и какая эта, приносимая им, пища? Откуда взята и кто ее изготовил? Ибо Ангелы не заботятся о телесных нуждах наших.

Конечно, были люди, которых питали они, но и тогда руки человека приготовляли пищу: Даниила питал Ангел, по повелению Вышняго; но он взял Аввакума, с кошницею хлеба, для того, чтобы странное явление Ангела и необыкновенная пища не устрашили питаемого. Так и вран [ворон], служивший Илии, действовал по указанию Ангела, принося пищу из готоваго запаса. Здесь же Ангел сам приходил к Отроковице. Непостижимо для меня, почему Она удостоилась таких даров, такого служения духов безплотных. Что же это все значит? Чистотою нравов Она превосходит все бывшие роды. Итак, не над Нею ли совершатся предсказания Пророков? Не Ею ли исполнятся вековыя ожидания наши? Не от Нея ли примет естество человека Тот, Который придет спасти род человеческий? Эта тайна предвозвещена уже давно, и «Слово» ищет Ту, Которая послужила бы к воплощению тайны. Не эта ли, видимая мною, Дева предъизбрана в орудие великой тайны Вышняго? О, сколь блажен ты, дом Израилев, прозябший такой плод! О, сколь благословен ты, корень Давидов, произрастивший ветвь, на которой расцветет цвет спасения миру! Как славна память родивших Ее и как счастлив я! Я вижу собственными глазами начало тому, что прежние Пророки видели в сени и образе». Блаженный Иероним добавляет к этому: Ангелы посещали Ее каждый день; и если бы спросили: в чем заключались эти беседы, то это было известно Богу, Пресвятой Деве, Ея неотступному хранителю - Архангелу Гавриилу, и другим Ангелам, ежедневно беседовавших с Нею. [10]

Естественный разум Пресвятой Девы, образованный чтением Св. Писания и укрепленный размышлением и молитвою еще более был просвящаем наставлениями ангельскими. Хорошо изучив священные книги, Она не раз читала пророчество Исаии: «се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил», и всегда воспламенялась горячей любовию не только к ожидаемому Мессии, но и к Той Деве, Которая предназначалась быть Его Материю. Размышляя при этом о величайшем достоинстве этой блаженной Богоизбранницы и зная из пророчеств, что время пришествия Мессии уже приближается, - Она полагала, что уже должна существовать на свете и эта великая Дева, и часто от глубины души и со слезами молила Господа, чтобы Она сподобилась лицезреть Матерь Божию.

Около этого времени благодатная Дева лишилась своих престарелых родителей, из которых сначала преставился праведный Иоаким (80 лет), а за ним вскоре почила и св. Анна [11]. Таким образом, с потерею родителей, Та, Которой суждено было сделаться впоследствии Материю всех сирот рода человеческаго, Сама испытала положение горького сиротства, и испытала его тогда, когда оно наиболее бывает тягостным, т.е. в юном возрасте, когда еще дитя растет и ищет нежнаго взора матери, как юное растение живительных лучей солнца.. Теперь, с утратою всего наиболее дорогого, что могло привязывать Ее к земле, Она всецело предалась сердцем одному лишь Богу. Соревнуя в чистоте Своим небесным собеседникам и преисполненная серафимски-пламенной любви к Богу, Она твердо положила не допускать до Себя и мысли о какой-либо земной любви. Сиротство Ея и постоянное уединение, предохранив Ее от знакомств и взоров людских, отчасти способствовали утверждению в Ней этого святаго расположения. Если представить при этом простоту, безъискуственность, безусловное смирение пред Богом, то поймем, как еще с юнаго возраста Она сделалась тем, чем осталась до конца жизни, т.е. «рабою Господнею». В самом деле, вся история жизни Ея свидетельствует, что при величайших радостях, какия только может вместить сердце человеческое, в Ней преобладало одно чувство, что Она «раба Господня», и при величайших трудностях, какия только отягощали когда-либо Ея сердце, у Ней было одно стремление - быть покорною воле Божией. Всевидящее око Божие зрело этот великий характер, столь приличный Матери Божией. Пречистая Дева, как-бы предчувствуя Свое высшее назначение, пожелала проводить Свою жизнь в чистоте ангельской и пребыть навсегда девою, а потому и дала необыкновенный в то время обет Богу - сохранить девство Свое до смерти. Она была первою из дев Иудейских, обручивших девство свое Богу и возлюбивших девство паче супружества [12]. Самое введение Пречистой Девы во храм было уже предъизображением этого обета. «Невеста Царя-Бога! - воспевает Св. Церковь - Ты посвящаешся ныне в храм подзаконом - соблюдаться для Него, Всечистая»! Таким образом, как ни мало известны обстоятельства первоначальной жизни Богоматери, все же в ней можно заметить три существенные черты: 1) Она была плодом молитвы родителей, долго не имевших у себя детей; 2) Она получила воспитание при храме; 3) Она обрекла себя всегдашнему девству. Уже эти обстоятельства представляют в Ней существо более небесное, нежели земное.

Как скоро Пресвятая Дева, среди назидательных впечатлений храма, пережила время отрочества, Промысл Божий расположил обстоятельства так, что, со всею необходимою прикровенностию, осуществилось вечное предопределение о спасении человечества. Обручение Девы праведному мужу набросило покров таинственности на совершившееся дело нашего искупления. Прежде всего - как говорят св. Отцы - нужно было, чтобы дело Божественнаго домостроительства скрылось от исконнаго врага человеческаго рода - диавола. Таким образом - замечает св. Игнатий Богоносец - «утаились от князя века сего девство Марии, рождение Ею, а равно и смерть Господа» [13]. Приводя эти слова древнейшаго Отца Церкви, св. Андрей Критский прибавляет: «не без причины было сокрыто тогда от народа рождение Христово от Святаго Духа и Иосиф почитаем был вместо отца». Св. Иоанн Златоуст указывает еще причину обручения Пресвятой Девы. «Для чего - спрашивает он - Дева зачала не прежде обручения? - и отвечает: для того, чтобы дело было сокрыто от иудеев, и Дева избежала всякаго подозрения от них». «Если бы - говорит св. Отец в другом месте - Иудеи услышали об этом с самаго начала, то, превратно поняв совершившееся, побили бы Деву камнями... Когда они безстыдно перетолковывали и то, чему имели примеры в Ветхом Завете: чего-бы не сказали, услышав о зачатии Девою? За них было все прошедшее время, не представлявшее ничего подобнаго... чрезвычайно смутило бы их дело столь новое, столь необычайное, которому примера они не нашли бы у предков своих». В объяснение слов св. Отца припомним, что у Иудеев действительно, по закону Моисея, были побиваемы камнями девы, не сохранившия девства, а также и обольщенныя невесты, вместе с их обольстителями. Премудрость Божия устранила все эти затруднения: устроила Богоприличное рождество Слова от Девы и самую Деву предохранила от ненависти врагов Христовых.

Когда - по свидетельству предания - исполнилось Пречистой Деве 14 лет от рождения и 11 лет пребывания Ея во храме, священники объявили Ей, чтобы Она, по обычаю, имевшему силу закона, оставила храм и, переселившись в дом Свой, подобно другим девам Ея возраста, вышла замуж. Но Пресвятая Дева отвечала им, что, будучи от рождения посвящена родителями Богу, впоследствии сама дала Ему обет сохранить навсегда Свое девство, и что нет в мире силы, которая бы заставила Ее изменить этому обету и вступить в брачное состояние. Такое твердое и положительное объявление Девы поразило удивлением первосвященника и священников. Новость обета и небывалый поступок среди дев Израильских, равно как и неприкосновенность клятвы (сохранявшей за собой силу закона: «человек аще обещает обет Господу, да сотворит») - поставили их в затруднительное положение. Они не могли ни уничтожить закона относительно обета, ни принудить Деву Марию нарушить его; а вместе с тем не могли и дозволить Ей исполнить этот обет, равно как и остаться в храме, по неимению прежних примеров. Они составили между собою совет, на котором, в явном колебании, делали разныя предположения и потом отменяли их: хотели не пускать Ее более в храм за вторую завесу, а межде тем не смели решиться и обручить Ее кому-либо, как обещавшуюся уже Богу; боялись и прогневать Бога и не знали, как приличнее устроить Ея девическую жизнь. И сколько ни думали, а все приходили к одной из двух необходимостей: или принудить Ее выйти замуж, или дозволить Ей, и по достижении совершеннолетия, оставаться при храме. Но и то и другое, в то же время, считали за явное нарушение закона, а потому за великий грех. Недоумениям их не было конца и совет их не мог остановиться ни на каком определении. Священники, видя, что совет их не имеет окончательного исхода, положили испросить разрешения недоумениям своим у Бога. Собравшись пред Святая святых, они усердно молили Бога о явлении им воли Его. После этой молитвы, первосвященник, облекшись в св. одежду, вошел за завесу для получения ответа. Там предстал ему Ангел Господень и сказал: «Захария! собери неженатых мужей из колена Иудова, от дома Давидова, и пусть принесут жезлы (посохи) свои, кому Господь покажет знамение, тому отдашь Деву в соблюдение девства Ея».

Захария, объявив священникам о повелении Господа, послал глашатаев во все концы земли Израильской, для приглашения мужей в Иерусалим. Вместе с тем наступил установленный Маккавеями праздник обновления храма, на который отовсюду стекалось множество народа; в этот раз, среди других, пришли и мужи из рода Давидова. Первосвященник, собрав мужей рода Давидова к храму, взял у них жезлы и воззвав всенародно: «Господи Боже! яви мужа достойнаго обручиться с Девою»! внес жезлы в храм. Приняв жезлы из святилища, первосвященник увидел, что многие из них не имели на себе никакого знамения, а принадлежавший мужу праведной жизни, ожидавшему с нетерпением избавления Израилева, - родственнику Пречистой Девы Марии, восьмидесятилетнему древоделю Иосифу, - расцвел, и на нем сидела голубица, которая опустилась над головою Иосифа. Тогда первосвященник, взяв жезл и подав его Иосифу, сказал: «приими к себе в соблюдение Деву». Но когда Иосиф стал- было возражать, говоря, что он имеет в доме взрослых сыновей, что он уже стар [14], а Дева еще юная, и потому он боится сделаться посмешищем сынов Израилевых; то Захария сказал ему: «убойся Господа Бога твоего и вспомни, что сотворил Бог Дафану, Авирону и Корею: как разверзлась земля и поглотила их за сопротивление! Бойся же и ты, чтобы не случилось чего с домом твоим». Иосиф пораженный этими словами, тотчас же изъявил готовность на принятие Марии, и потому Пречистая Дева тогда же была обручена с ним [15]. Другие утверждают, что Она весьма опечалилась этим решением священнаго совета и необходимостью оставить храм, но Ей было особое откровение, чтобы Она не сомневалась идти в дом Иосифа, мужа праведнаго, Ея сродника и обручника, который принял Ее из рук архиерея и священников не на обычное супружество, но на соблюдене Ея чистоты, и под именем мужа сделался лишь хранителем и служителем девства и высокой святости Ея. Таким образом Промысл Божий устроил все так, что Мария, соединенная с Иосифом, казалась женою мужа, тогда как между ними не было общения брака.

Праведный Иосиф происходил от царскаго рода и был потомком Давида и Соломона. Мать его, имени которой история не сохранила, была в супружестве за Илием, происшедшим от Давида. По смерти Илия она вступила в брак к Иаковом, который, по существовавшему тогда закону ужичества (родства), должен был возстановить потомство брата своего, умершаго бездетным. От этого брака родился Иосиф и был по естеству сын Иакова, а по закону сын Илия [16]. С знатностию рода Иосиф не соединил в себе земнаго величия и богатства своих предков, из которых многие были царями и пророками и славились земным величием. Вместо всего этого, он наследовал от лучших из них сокровище добродетелей, правоты и святости, так что сам Дух Святый нарек его «праведным» и сделал обручником чистейшей Девы. Из немногих сказаний об Иосифе в Св. Писании очевидна зрелость его характера. Он был весьма тверд в стремлении к святому, решителен, благороден, искренен, скромен, чист, миролюбив, внимателен ко внушениям своей совести и повелениям свыше, а потому удостоился великой чести: ему вверено было служение тайне, которая, быв скрытою от вечности, предназначена была прежде веков к славе верующих. По занятиям своим праведный Иосиф принадлежал к классу простых ремесленников, был древоделем, или - просто говоря - плотником, и снискивал ежедневное пропитание трудами рук своих. До восьмидесятилетняго возраста он жил как простой, но честный и добросовестный труженик, и имел в супружестве Саломию; четыре сына и две дочери произошли от этой благословенной четы.

Какова была супружеская и семейная жизнь Иосифа - об этом ничего не говорит нам ни Св. Писание, ни предание. В Евангелии - повторяем - он называется именем «праведнаго», а это название указывает на целый сонм добродетелей. Сведения, какия доставляет нам предание относительно прежней жизни Иосифа, заключается лишь в том, что он, по кончине жены своей Саломии, «жил много лет во вдовстве». В этом положении застигло его избрание Промысла Божия, действующаго иногда в мире такими обыкновенными путями, что важности и значения их не замечают не только те, пред которыми и для которых они совершаются, но даже и те, которые в это время избираются орудиями для приведения их в действие, как это и совершил Господь в настоящем случае.

По обручении в храме, праведный Иосиф недолго оставался в Иерусалиме. Он отправился с Мариею в Галилею, в свой маленький Назарет. Праведный старец ведет Пречистую Обручницу в дом свой, чтобы там оберегать Ее; ведет Ее в бедную семью свою, на обычный труд и незавидную, по человечески говоря, долю, не зная еще, что ожидает их в будущем.

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#7

Сообщение Ольга » 07 апр 2017, 15:38

V. БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Еже от века днесь познавается таинство Божие:
Бог Слово Сын Девы Марии за милосердие бывает,
и радость благовещения Гавриил провещевает, с нимже
возопием Ей: радуйся Мати Господа!
(Служба марта 25, светил.)



По всем человеческим соображениям казалось, что благодатной вести о явлении в миру Мессии приличнее было-бы раздаться в Иерусалиме, «граде Божием», где по преимуществу были сосредоточены тогда мудрецы и учители Иудейские, так много толковавшие о Мессии и будущем царстве Его, с таким вниманием изучавшие пророчества о Его лице и жизни, с такой заботливостию следившие за всеми знамениями Его близкаго пришествия и, повидимому, с таким пламенным желанием ожидавшие этого пришествия. Однако не ученому Иерусалиму и не другому какому либо знаменитому городу тогдашняго мира, а тому же скромному Назарету, где жили родители Пресвятой Девы, суждено было первому услышать и принять спасительную весть. Дивно месть, избранное для благовестия великаго таинства, но еще более дивно Лице, которому оно возвещено! Тайна спасения мира открыта не людям важным и сильным - руководителям народа, не книжникам и законодателям - этим светилам науки, а бедной и неизвестной Деве, смиренно проживавшей в хижине древоделя. Правда, этот древодель и эта обрученная ему Дева происходили из царственнаго рода; но знатность их рода, как выше означено, давно была забыта.

Таким образом тайна пришествия в мир Спасителя с самаго начала как-бы удаляется и скрывается от всего, что мир называет великим и высоким, т.е. от его могущества, мудрости, богатства, великолепия, славы и почестей. В этом обстоятельстве прежде всего видна премудрость Божия, избравшая такия средства, чтобы внушить людям мысль о высоко-духовной стороне этой тайны.
Spoiler
Показать
Другая причина смиреннаго пришествия в мир Господа скрывается в тогдашних обстоятельствах мира. Политическое положение вселенной, стонавшей под железным игом Римлян, было таково, что народы видели во властителях своих - людей гордых и своенравных, смотревших на низших себя с крайним презрением и распоряжавшихся достоянием, честью и даже жизнью их по своему произволу. Умственное состояние того времени было не менее плачевно: мудрецы или, по крайней мере, так называвшие себя, истощив все усилия для удовлетворения высших требований ума о цели бытия мира и человека, разделились на разные толки или школы противоположных направлений, то допускавшие суровую стоическую добродетель, то безусловно следовавшие грубой чувственности, то сомневавшиеся в бытии Всевышняго существа и т.д. В самом избранном народе Божием, которому была вверена Богооткровенная премудрость, истина до того помрачилась, что Господь Иисус Христос - истинный Мессия - был отвергнут; речи Пророков были забыты или истолкованы неправильно; появилось множество сект, и некоторые, например саддукейство, оспаривали истину в самом существе ея.

Что-же сделал премудрый в своих судьбах Господь, чтобы, благовествовать тайну спасения, возродить мир к новой жизни и соединить всех узами братской любви? Он открыл эту тайну в бедном и малоизвестном Назарете, в убогой хижине древоделя, чистейшей и смиренной Деве.

Живя в Назарете, Дева Мария все более и более утверждалась в добрых правилах, каким научилась в храме Иерусалимском. Пребывая большею частию в уединении и безмолвии, Она занималась Богомыслием и молитвою, чтением священных книг и рукоделием. Наученная во время проживания Своего при храме рукоделиям разнаго рода, Пресвятая Дева могла употреблять на них ту часть времени, которая оставалась Ей от молитвы и чтения Св. Писания. В самом деле, предание говорит, что священники храма Иерусалимскаго, по совещании между собою, признали необходимым сделать новую завесу пред Святая святых, а поэтому положили призвать нескольких чистых дев из племени Давидова, которым можно было бы поручить эту священную работу. Посланные слуги и глашатаи храма долго искали повсюду таких дев и, нашедши из них семь, привезли с собою в Иерусалим. В это время священник, исполнявший обязанности первосвященника, вместо чудно онемевшаго Захарии (Лук. 1: 22), вспомнил об отроковице Марии, бывшей воспитаннице храма, что Она также происходила из племени Давида и была чиста пред Господом, а потому и послал за Ней. По прибытии Марии ввели всех предназначенных для работы дев во храм, и священник сказал им: «киньте жребий, кому достанется прясть золото и амиант, кому бумагу и шелк, и кому гиацинт, червлень и настоящую багряницу». Кинули жребий - и досталось на долю Пресвятой Марии червлень и настоящая багряница; получив Свою долю, Она тотчас же отправилась в Назарет. В доме Иосифа Она любила те же благочестивыя упражнения, к каким привыкла в храме, так что этот дом сделался для Нея тем же домом молитвы, каким было и Святое святых. Здесь, как и при храме, Она проводила самую кроткую, смиренную и молчаливую жизнь. Чуждая надменности, Она никого не огорчала и, почтительная к старшим и родственникам, ко всем была доброжелательна.

Таким образом текли дни Пресвятой Девы в доме Иосифа, как-бы в прежнем Ея священном обиталище, и Она здесь, среди людей, была как-бы одна; находясь постоянно в трудах и заботах домашних, жила для одного лишь Бога.

Но уже приспело от века ожиданное «лето Господне», наступило время возстановления рода человеческаго и искупления мира. Настал день, нетерпеливо ожидаемый в течение пяти тысяч лет, в который - по словам царственнаго Пророка Давида - «милость и истина сретостася, правда и мир облобызастася». «Истина и правда» - в правосудии Бога, требующаго удовлетворения за грех прародителей, «мир и милость» - в снисхождении Сына Божия до образа человека.

«Бог - говорит св. Андрей Критский - с сожалением взирая на род человеческий, уже растленный грехопадением, вспомнил о творении рук Своих, не презрел Своего создания, и из преблагих и пренепорочных недр Своих послал в конце веков Сына Своего, равнаго Себе и по власти, и по силе, и по благости».


«Призрев для благовестия о великой тайне воплощения Сына Божия Гавриила, одного из первых Ангелов - (говорит св. Григорий Неокесарийский, украшая краткий Евангельский рассказ цветами духовнаго витиевства) - Бог изрек ему: «иди, Архангел, и будь слугою страшнаго и сокровеннаго таинства: послужи чуду. Движимый благоупотреблением Моим, Я спешу изыскать заблудшаго Адама. Грех обезобразил созданнаго по образу Моему, повредил творение рук Моих, помрачил красоту Мною созданную; жилище рая пусто; древо жизни охраняется пламенным оружием; место сладости и блаженство заключено: хочу помиловать бедствующаго и связать врага. Но я хочу сокрыть это таинство от всех сил небесных и тебе одному вверяю его». «Иди в Назарет, город Галилейский -(дополняет изложение св. Григория св. Андрей Критский) - иди в Назарет, в котором живет Отроковица Дева, обрученная мужу, именем Иосифу; имя Деве - Мария. Иди и скажи Деве то благовестие радости, котораго лишилась некогда Ева, и не смущай души Ея: ибо это благовестие радости, а не печали; это приветствие веселия, а не уныния».

Архангел - продолжает св. Андрей Критский - «выслушав Божестенное вещание и узнав повеление, изреченное ему гласом Божиим, но превышающее силы его, находился между страхом и радостию. Не сознавал себя достойным к исполнению Божестеннаго поручения, но не дерзая и отрицаться от него, он, повинуясь гласу Божию, полетел к Деве. «Повеленное тайно прием в разуме, в кров Иосифов тщанием предста безплотный», - говорит Св. Церковь.

В это время Преблагословенная Дева - по преданию - читала книгу прор. Исаии. Ей раскрылись слова: «се Дева во чреве приимет».. В увлечении Божественной любви и пламеннаго нетерпения скорее узреть обетованнаго Мессию, Она стала молитвенно взывать к Его милосердию: «когда же настанет то вожделенное время, и Создатель Мой благоволит сойти с небес и принять плоть человеческую»?

В это мгновение молитвенных и святых размышлений предстал пред Нею Архангел и, как-бы отвечая на мысли Ея, произнес «радуйся, благодатная: Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах!» [17]. «Господь - как-бы так говорил Архангел - ныне с Тобою и вскоре родится от Тебя. Одно рождение Его было вечное, это же будет временное. Сам Царь неба и земли здесь присутствует и всецело воплощается в Тебе со всею Своею славою. «Радуйся, Благодатная!» Радуйся, орудие мира, которым упраздняется приговор, осудивший мир на проклятие, и которым дается ему право на радость! Радуйся, истинно благословенная и препрославленная сосредоточившая в Своем лице «все сокровище благодати», избранная из всех родов и племен, святая телом и духом. «Радуйся, благодатная. Господь с Тобою!» Святый по естеству Своему чрез воплощение, чудным образом заключается в утробе Твоей, не престав быть тем, чем был, но сделавшись тем, чем не был. «Господь с Тобою» - Сын Отца светов, Который в вечности родился от Него, но во времени воплощается от Тебя, Который на небе весь в недрах Отца, и на земле весь с Тобою - во чреве. Он с Тобою и в Тебе. «Благословенна Ты в женах»: потому что Бог избрал Тебя в жилище Себе и Ты вместишь Невместимаго, приняв сокровище, в котором сокрыты «все сокровища премудрости»! «Благословенна Ты» как одна из всех матерей удостоившаяся быть Материю Создателя своего! «Благословенна Ты», как Матерь благословеннаго Сына, о Котором взывал Пророк «благословенно имя славы Его во век и в век века, и исполнится славы Его вся земля!»

Явление Архангела не устрашило Пресвятой Девы; живя во храме, Она привыкла к явлениям и беседам Ангельским, душа пречистая не могла и минуты пробыть в сомнении о достоинстве Благовестника, но приветствие, которое Она теперь услышала, смутило Ее своею необычайностию. «До сих пор ни один и особенно ни одна из земнородных не слыхали с небес подобнаго приветствия. Без сомнения, разумела сие Дева Мария, как из писаннаго слова Божия, так и посредством собственнаго смиреннаго Богомыслия: и потому невольно смущается, когда слышит, что неожиданный посетитель приветствует Ее не только миром, но и радостию; приписывает Ей благодать не как дар, но как Ея неотъемлемое достояние; возвещает Ей благословение, преимущественное пред всеми женами в мире. А Она в тишине бедной храмины Своей, без сомнения, не помышляла ни о каких преимуществах, не думала ни о каких собственных достоинствах, - поэтому и смутилась от слов Благовестника. Это смущение показывает уже чистоту Ея сердца, затрепетавшаго при первом звуке похвалы. Тихая душа Ея от сильных слов духа, как тихая вода от сильнаго дыхания ветра, по необходимости приходит в движение: «смутися о словеси его». Нет в сем смущении ничего нечистаго: но нет в минуту смущения той душевной тишины, которая ему предшествовала. Когда ветер, ударяя в поверхность воды, частию поднимает ее от места ея покоя, тогда и чистая вода трепещет и кажется возмущенною: так душа Марии, хвалебным словом Ангела не только подъемлемая из самоуничижения, в котором она обыкла покоиться, но и возносимая превыше всего сотвореннаго, трепетала чистым страхом, и Ея постоянное стремление во глубину смирения, сделавшееся ощутительным оттого, что Ее превозносили, обнаружилось в виде смущения».

Смиреннейшая из жен, Дева Мария почитала обетования Ангельския слишком высокими и недоступными для Себя, а вместе с тем, по благоразумию и осторожности, Она размышляла, что бы это было за приветствие и во истину ли оно от Бога? Не обнаруживая Своего смущения никаким нетерпеливым словом, ни движением, Она являет высокое и святое искусство владеть собою, искусство, порожденное всегдашним самонаблюдением и молитвенным расположением духа. Она молчит и размышляет в присутствии небеснаго Благовестника, и Ея благоговейная мысль готова отразить всякое искушение, какого можно было опасаться в таких необыкновенных обстоятельствах.

Но Она не могла вдруг прояснить Себе всего Ею ощущаемаго и, стараясь успокоить смущенный дух Свой, безмолствовала и только выражением внешняго вида показывала состояние души Своей.

С благоговейным трепетом взирал небесный вестник на смущение Пречистой Девы. Желая скорее успокоить Ее и уверить в истине своего приветствия, Архангел говорит Ей, что Она глубоким смиренномудрием Своим обрела величайшую и Ей одной принадлежащую благодать у Бога - быть Матерью Сына Божия. «Не бойся, Мариамь! Обрела бо еси благодать у Бога». Не лукавый змий говорит с Тобою и не земной вестник предстоит Тебе! С неба несу Тебе благовестие, - и притом не простое, а благовестие радости. «Не бойся!» не печаль оно предвещает Тебе! Я сказал Тебе «Господь с Тобою»: Господь - податель всякой радости и Спаситель всего мира.

Для большаго удостоверения Пречистой Девы Архангел возвестил Ей тайну воплощения Божия теми же словами, в каких предсказал об этом событии, за семьсот лет, Пророк Исаия «се зачнеши во чреве, и родиши Сына, и неречеши имя Ему Иисус». Величественное имя Еммануил, употребленное в этом случае Пророком, значит по переводу с Еврейскаго «с нами Бог» и выражает величайшую тайну соединения двух естеств - Божескаго и человеческаго в одном лице Богочеловека: тогда как сладчайшее имя Иисус, произнесенное Архангелом, указывает на действия Господа, спасающия род человеческий от вечной смерти и работы диаволу. «Сей будет велий» - продолжает Архангел – «и Сын Вышняго наречется, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца». Объясняя в этих словах свойства имеющаго родиться, Архангел выразил ими, что этот велий, принявший от Девы плоть человеческую, есть Господь во всем величии Своем, и потому наречется Сыном Вышняго, Бога Отца Небеснаго. А так как Пречистая Мария происходила от племени Давидова: то и рожденный от Нея, как потомок Давида по плоти, будет наследником царскаго престола его. Только новое царство это будет не земное и преходящее, а духовное и вечное, которому прообразом служило во Израиле славное царство Давидово. Господь воцарится «в дому Иаковли во веки», т.е. в Церкви Своей, потому что Он будет Глава и Вождь всех верующих во имя Его и стремящихся к небесному царству славы.

Небесный вестник хочет успокоить смиренную Деву; но с каждым новым словом его благовестия, повидимому, должно было увеличиваться смущение и недоумение Той, Которой он благовествует необычное, чудное и непостижимое: Дева будет иметь сына, и сын Ея будет велий, наречется Сыном Божиим, воцарится на престоле Давида и будет царствовать вечно. Эти предречения, одно другого необычайнее, потому самому могли-бы представляться и одно другого несбыточнее, если бы встретили ум, не привыкший подчиняться тайнам Божиим, или если бы пали на сердце, не довольно чистое от желаний своекорыстных.

Пресвятая Дева, внимая чудным словам Архангела, соображала все слышанное с возможностию сохранения даннаго Ею обета непорочнаго девства: как же - думала Она - останется не исполненным этот обет, принесенный Богу со всеусердною готовностию? А без этого Ей казалось невозможным сделаться Матерью. «Како будет сие, идеже мужа не знаю!» «Ты обещал мне - (так толкует ответ Ея Архангелу св. Андрей Критский) - что-то странное, и возвещаешь то, что превосходит естество! Я непричастна браку; - Я обручилась жениху, но не сочеталась с ним браком; и хотя имею мужа по обряду обручения, но не имею мужа по обету девства; знаю Иосифа, как обручника, признаю его, как защитника, но не как мужа. Обет девства моего допущен им, и сколько Я сама не желаю нарушить этого обета, столько же и закон повелевает исполнять все обещанное Богу. Господь не нарушает Своих законов: как же совершится то, что и обет девства сохранится, и закон исполнится, и сын родится? «Како будет сие, идеже мужа не знаю?» Как можно быть материю не желающей оставлять девства?

Но Архангел - по мысли св. Андрея Критскаго - как-бы так ответствовал на сомнения благодатной Девы: «почему Ты, всеблаженная, вещаешь это? Я сказал: Господь с Тобою; а Ты с сомнением говоришь: как это будет со Мною? Я благовествую Тебе о Том, Который был прежде моего пришествия; а Ты говоришь мне о муже, о земном рождении, спрашивая: как это будет со Мною? - Как будет это с Тобою? Размысли как процвел жезл? Как камень источил воду, и откуда он исполнился ею? Как огонь купины обнял кустарник, не сожигая его? Если Ты веруешь этим событиям, то верь и мне. Виновник чудес, как тех, о которых повествовал Моисей, так и тех, о которых я благовествую Тебе, один и тот же. Ты, некоторым особенным и сверхъестественным образом, будешь питать зачатаго во чреве Твоем Младенца, и совсем не так, как Елисавета, или Анна, мать Твоя. Ты родишь Сына без мужа. Если Ты хочешь знать самый образ события, то я объясню Тебе и его: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя». Зачатие совершится не образом естественным, но сверхъестественным - чрез наитие Духа Святаго, который непостижимо соделает Тебя Материю. «Темже и рождаемое Свято наречется Сын Божиий». Оно не будет походить на обыкновенных людей, «в беззакониях зачинаемых и во грехах рождаемых» а будет чисто и непричастно греху; Тот предвечный Младенец, Который от Духа Святаго чрез Святаго Отца, непостижимо образовался, поистине будет святым и назовется Сыном Всевышняго, как Слово, от вечности Всевышним изглаголанное.

Открыв в благовестии своем высочайшую тайну соединения естества Божественнаго и человеческаго в лице Богочеловека, - тайну, непостижимую для самых горних умов Архангел, для совершеннаго убеждения Пресвятой Девы в непреложности слов своих, указал на пример Елисаветы, служащей тому же Божественному домостроительству «и се Елисавет, южика (родственница) Твоя, и та зачат сына в старости своей; и сей месяц шестый есть ей нарицаемый неплоды; яко не изнеможет у Бога всяк глагол». Для людей кажется невозможным, чтобы неискусомужняя Дева родила, и чтобы безплодная и уже состарившаяся зачала; но у Всемогущего Творца - все это возможно: по Его воле зачала и безплодная старица, зачнешь и Ты, незнающая мужа «Бог, идеже хощет, побеждает естества чин»!

Пресвятая Дева, выслушав слова Архангела и озарившись светом Духа Божия, возрадовалась об истине благовестия. Вид и достоинство Ангела открылись теперь пред Ней во всей их несомненности; предсказание его было определительно, мирно, свято - и Она уверилась, что слышит волю Божию. Пречистая душа Ее, проникнутая величайшим благоговением к Своему Создателю, постоянно заботилась о точном и безпрекословном исполнении воли Его. И Приснодева отвечала Архангелу «се раба Господня; буди Мне по глаголу твоему». Эти смиренныя слова, это тихое послушное «буди», преклонив небеса, низвели на землю Сына Божия «Слово плоть бысть».

Исполнив повеление Божие, Архангел «отъиде», т.е. возвратился снова в царство света.

Так совершилось таинственное воплощение Бога Слова; так Дева стала Материю и Матерь пребыла Девою. Замечательно воспевает Св. Церковь, прославляя это великое событие: «днесь спасения нашего главизна и еже от века таинства явление: Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует; темже и мы с ним Богородице возопием: радуйся Благодатная, Господь с Тобою!»

«Радуйся» - возвещено ныне с неба не одной Деве Богородице, но в лице Ея всему бедному роду человеческому. По прекрасному толкованию преосвященнаго Феофана, действительно, в день Благовещения положена главизна всего, что потом раскрылось, что теперь раскрывается и что имеет раскрыться по сих и паче в будущем веке. Все стоит и все действуется на основании сего таинства. Благовещание есть праздник воплощения Сына Божия от Приснодевы, праздник принесения в жертву правде Божией человеческаго естества Сына Божия, чтобы сия жертва, принесенная на кресте, простерлась на все веки, от начала мира до конца, и на всех людей, во все времена, на всем пространстве земли живших, живущих и имеющих жить. Благовещание простирается не на будущее только, но и на прошедшее время: оно связывает все времена, обнимает весь мир; в нем средоточие путей небеснаго Провидения о человеческом мире и решение судьбы человечества. - В Благовещании положено начало таинству Причащения. Плоть и кровь Господа Спасителя истканы, как Боголепная одежда, из кровей Приснодевы. Как и во св. Причащении мы питаемся теми-же плотию и кровию, и Господь удостоивает нас братиею Своею, то посему Владычица Богородица есть и нам Матерь не мысленно, а существенно.



Блаженный Иероним свидетельствует, что в Назарете, на самом мете, где Архангел благовествует Деве Марии о Зачатии Спасителя, был сооружен, в IV веке, храм в память Благовещения. В настоящее время на месте Благовещения находится латинский монастырь, обнесенный высокою стеною, тогда как сам Назарет ничем не защищен, и одно только имя Марии охраняет его. Церковь Назаретская прекрасна и даже великолепна, мрамор одевает стены и помост; главный алтарь возвышается на 17 ступеней, и большой надпрестольный образ Благовещения господствует с высоты над всем храмом. Под этим-то великолепием, составляющим плод христианскаго усердия, таится первоначальное скромное жилище Матери Божией. Подобно другим, еще доселе существующим бедным домам Назарета, это жилище Пресвятой Девы прилегает к уступу скалы, в которой изсечен вертеп, составляющий три небольшия комнаты. Туда ныне сходят, с левой стороны алтаря, по нескольким широким ступеням из белаго мрамора. Под сводом этаго святилища устроен латинский престол, под мраморною доскою котораго помещено несколько богатых лампад, непрерывно горящих и озаряющих священный помост, облитый благовониями и украшенный надписью: «Hic Verbum caro fuit», - то есть «здесь Слово плоть бысть!» На престоле и внизу его стоит несколько хрустальных ваз с белыми лилиями, символом небесной чистоты, прославленными Самим Спасителем. Предпрестольный образ в вертепе так же прекрасен, как и в главном алтаре. При входе в этот священный вертеп, в правой стороне его устроен престол во имя св. Анны, матери Пречистой Девы; а пройдя далее, по левой стороне, вы увидите две мроморныя колонны, поставленныя св. Еленою на тех самых местах, где предстал благовествующий Архангел и где находилась, при явлении его, Матерь Божия. Средняя часть второй колонны выпилена и уже не существует. По преданию, язычники, совершившие это святотатство, думали найти в этой колонне сокровище и потому дерзнули исказить ее.

В правой стороне от престола, двумя ступенями входят в другую часть вертепа, где устроен престол во имя св. Иосифа. Местныя сказания передают, что сами Апостолы освятили все эти места для священнослужения. Во второй части вертепа подземнаго храма Благовещения, позади покоя Пречистой Девы, по середине находится дверь, ведущая, через лестницу ступеней в 15, в третью большую пещеру, где, кроме поместительнаго покоя, есть еще два боковых углубления, из них одно, как можно догадаться, служило скромным очагом (есть и отверстие для выхода дыма), - другое имело назначение хранить домашние припасы. Два последних отделения это священнаго крова оставлены в первобытном своем виде. Позади главнаго алтаря, устроеннаго над всеми этими пещерами, находится огромная комната, а по бокам его лицевой стороны, украшенной большим и превосходным образом Благовещения, внизу устроены два боковые предела: во имя праведнаго Иосифа и в честь рождества Пресвятой Богородицы. На правой стороне церкви есть еще довольно большая комната, занимаемая церковною ризницею.

В Назарете, кроме этого, есть еще арабско-православная церковь, находящаяся в самом конце города, при выезде из него на дорогу к горе Фаворской; она построена усердием и пособием Российских царей над развалинами храма, воздвигнутаго здесь еще св. Еленою. Там, в самой церкви, показывают глубокий колодезь, из котораго Преблагословенная Дева Мария почерпала воду, и возле котораго, как говорят, был дом святаго семейства по возвращении его из Египта. Туземныя предания не сходятся между собою о месте Благовещения, назначая его то латинскому, то этому храму, и соглашаются лишь на предположении вероятия древнейшаго предания, что благовещений было два: одно предварительное - у кладезя [Есть предание, что Пресвятая Дева пошла почерпнуть воды и у самаго источника услышала глас Архангела: «радуйся, Благодатная! Господь с Тобою, благословенна Ты в женах!» Озираясь во все стороны и на видя никого, Пресвятая Мария, в недоумении, возвратилась домой и, поставив водонос, села прясть багряницу. Потом развернула книгу прор. Исаии, и тогда предстал Ей Архангел. - На стене западной паперти Московскаго Успенскаго Собора написано Благовещение Пресвятой Деве у кладезя. - На восточных столбах Киево Софиевскаго Собора, отделяющих алтарь от храма, изображено Благовещение Приснодевы, прядущей волну. [18]], а другое окончательное - в самом покое Пречистой Девы. Предание это твердо благоговейно держится в местных жителях и преемственно передается ими поклонникам. В этом трехпрестольном храме, в левом пределе его во имя Благовещения, отделенном от главных линий церкви значительно склоняющеюся галереею, достигают до колодца, находящегося под алтарем. Вода этого колодезя, свежая и прозрачная, имеет, по безусловному убеждению черпающих ее, чудотворную и живоносную силу. Богомольцы, находящиеся в пределе, достигают ее посредством небольшаго сосуда, опускаемаго на снурке через мраморное отверстие пола в колодезь; но каждый любопытствующий может спуститься, хотя и не без труда, к самому источнику еще через особую дверь, находящуюся в углу самаго предела. Там можно видеть, что колодезь посредством канавки сообщается с источником, текущим в узких и довольно крутых берегах под церковью, во всю ширину ея. Далее, источник, за оградой церкви, выходит в небольшой водопровод, из котораго, спускаясь в бассейн, делается общим достоянием всех жителей Назарета. Но иная уже сила этой воды в бассейне, иная в колодезе: здесь она - как и всякая чистая ключевая вода; там она - святая влага исцелений! Жены и девы арабския во множестве стекаются почерпать цельбоносную воду. Матерь Божия с любовию призирает на место прежняго Своего земнаго жительства и благословляет неоскудевающею благодатию всех, с верою к нему прибегающих. В день Благовещения здесь торжественно совершается литургия и собирается огромное число богомольцев, местных и из окрестностей, со включением всесветных поклонников.

Впрочем - по мнению некоторых ученых - местности церквей латинской и арабско-греческой имеют совершенно различное значение. Вот что говорит один иностранный писатель: «город Назарет основан на горе и, подобно Капернауму, не обнесен стенами, но в нем заключаются большия каменныя здания и там находятся две большия церкви: одна посреди города, основанная в двух сводах или пещерах, где некогда стоял дом, в котором возрастал Спаситель; нижняя часть этой церкви заключает в себе светлый источник, куда все жители приходят за водой, которая поднимается посредством насоса также и в верхнюю церковь. Другая Назаретская церковь построена на том месте, где был дом, в котором Архангел благовествовал Пресвятой Марии». Из этого свидетельства следует, что греко-арабская церковь основана на том месте, где воспитывался Спаситель; а латинская воздвигнута там, где Архангел благовествовал.

В настоящее время Назарет - небольшое селение, называемое арабами Назира; в нем считается до 300 каменных домов с плоскими крышами и до 3000 жителей - греков, латинян, маронитов и магометян. Еврейское название города указывает или на незначительность его, или на окрестность, покрытую кустарниками. Все путешественники согласно говорят, что местоположение его сколько прекрасно, столько же и строго внушительно: с верха горы, к которой он прислонился. открывается величественная панорама долины Эздрелонской и гор - Фавора, Гилбоа (Гелвуйских), Кармила, Ермона, и на заднем плане - Средиземнаго моря.

Всякий путник-христианин, посещающий святыя места Палестины, должен с благоговейным чувством приближаться к этому городу, столько неважному до Рождества Христова, но в Новом Завете записанному неизгладимыми чертами. В Назарете жили св. Богоотцы Иоаким и Анна; здесь пребывала Пресвятая Дева в доме Иосифа; здесь произошло великое событие Благовещения о пришествии в мир Спасителя; здесь Господь Иисус Христос провел первыя тридцать лет Своей земной жизни, так что это был как-бы отечественный город Его, от котораго и Самому Спасителю усвоялось название «Назарянина», а последователей Его и доселе на всем востоке называют «Назореями».


Величит душа моя Господа и возрадовался дух мой
о Бозе Спасе моем.

(Песнь Богород. , Лук 1: 46,47)

Впечатление благовестия было так сильно, истина всего виденнаго и слышаннаго была теперь так ясна и ощутительна, так велика и благодатна, что Пресвятая Дева совершенно преклонилась пред всемогуществом Всевышняго. Благоговейно сложив в глубине Своего кроткаго сердца величайшее чудо, совершившееся с Нею, Она, по дивному смирению, главнейшему свойству души Своей, не могла и подумать поделиться с Иосифом или кем-либо из Своих близких наполнившею Ее благоговейною радостию, тем более, что тайна этой радости была достоянием не только Ея, но и Самого Бога. Между тем упоминание Архангела о неожиданном чревоношении любимой родственницы Елисаветы и слух о чудном онемении во храме супруга ея Захарии возбуждали в Благодатной такое сильное участие к ней, что Пресвятая Дева, по движению горячей родственной любви, а еще более по водительству Духа Божия, решилась непременно свидеться с праведной родственницей. Понятно, что Пречистая хотела разделить ея радость, и из рассказов ея о чудных делах Божиих извлечь полезныя и необходимыя для Себя сведения. Таким образом Она предположила отправиться в нагорную страну Иудину, в левитский город Иуту [19], где жили Захария и Елисавета. У евреев не было обычая, чтобы девы обрученныя путешествовали одне, и можно предполагать, что Она путешествовала в сообществе богомольцев, шедших в Иерусалим. Господь, в премудрых целях Своих, готовил в этом свидании, как для Пречистой Девы, так и для Елисаветы новое чрезвычайное событие. Предание свидетельствует, что Иосиф в это время находился на плотничной работе вне Назарета. То же предание говорит, что Пресвятая Дева, путешествуя в нагорную сторону Иудеи, заходила в Иерусалим, для того, чтобы представить в храме заказанное Ей рукоделье. Это рукоделье было вполне одобрено, и первосвященник, благословляя Деву за трудолюбие, в восторге сказал Ей «Мариамь! Господь Бог возвеличит Твое имя и Ты будешь благословенною во всех родах земных»! Присутствовавшие при этом в храме, исключая конечно лишь Самой Богоматери, понимавшей истинный смысл этих слов, приняли их за простую похвалу.

Через несколько дней пред Пречистою Девою показался в отдалении город Иута, раскинувшийся на нижнем скате Иудейских гор и тонувший в зелени раскошных садов; далее, у склона горы, заблистал источник, и на берегу его открылись стены ограды, окружающей домы чередовых священников, а далее, выше источника, стал обрисовываться дом Захарии и Елисаветы, пред входом котораго высился огромный платан, приветно раскинув свои тенистыя ветви.



Пресвятая Дева приблизилась к цели Своего путешествия. И чуть только Она вступила в ограду родственнаго Ей дома и произнесла несколько слов, как вдруг исполнилась благодатию Святаго Духа встретившая Ея Елисавета. Сила этой благодати прежде всего подействовала на младенца Елисаветы, которому, по предречению, надлежало исполниться Духа Святаго еще во чреве матери, и он, не видя еще чувственным взором ни одного предмета, познал и ощутил приближение Пречистой Девы, носящей Господа, и радостным взыгранием своим вразумил мать свою о высоком достоинстве благодатной посетительницы. И вот благодать Духа Божия озарила и Елисавету. Услышав голос Марии, Елисавета с видимым благоговением отозвалась на приветствие Ея, не только как любимой и добросердечной родственницы своей, но как благодатной Матери Господа, милостиво почтившей ее Своим посещением, и, в порыве восторженнаго чувства, произнесла не просто радушныя слова родного приветствия, но торжественно вдохновенную речь, полную глубокаго смысла. Она воскликнула: «благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! И откуда мне сие, да приидет Мати Господа моего ко мне? Блаженна веровавшая, яко будет совершение глаголанным Ей от Господа!» Эти слова могли изумить Благодатную, сокрывшую в Себе тайну Благовещения, и заставили Ее недоумевать о причине и значении их. Вместо простых задушевных слов и бесед, столь привычных нраву Елисаветы - такая благоговейная встреча, такие пророческия и видимо по вдохновению свыше исходящия слова!

«Только лишь коснулся слуха моего голос Твоего приветствия - (как-бы так говорила Елисавета Пресвятой Деве) - я почувствовала, что радостно взыграл во мне младенец; вразумленная этим ощущением и в то же время озаренная свыше, я увидела Твое достоинство и свое ничтожество пред Тобою, возвеличенною до блаженства носить предвечное Слово Отца Небеснаго! Не находя в себе ничего, чем могла бы заслужить честь Твоего посещения, я благоговейно чту величие и смирение Твое: потому что Ты, Богоизбранная, приходишь к земной рабе, которой первой нужно было бы воздать Тебе достойное поклонение! «И откуда мне сие, да приидет Мати Господа моего ко мне?» Могла ли я ожидать, когда-либо такого счастия? Могла ли надеяться, что ко мне придет Та, Которая носит Носящего всяческая и что я первая из людей буду приветствовать Матерь Божию? «Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего!» Много жен во Израиле, почтенных чадородием, известных добродетелями, «чающих Утехи Израилевой» (т.е. пришествия обетованнаго Мессии); но Ты безмерно превзошла всех: потому что именно чрез Тебя является в мир давно ожидаемый Спаситель. «Блаженна веровавшая, яко будет совершение глаголанным ей от Господа». Воистину блаженна вера Твоя: потому что все совершится так, как возвещено Тебе».

Слыша в приветствии Елисаветы повторение слов благовествовавшаго Ей Архангела, Пресвятая Дева убедилась, что все это происходило по внушению Духа Святаго и клонится к успокоению и прославлению Ея. При этом чистое сердце Ее проникнулось тою всеоживлюящею небесною силою, которая дает возможность в одно мгновение обнять взором все прошедшее и будущее и, уразуметь причины тайн минувших и грядущих, определить всю великость значения настоящаго. Все пророчества, изреченныя в разныя времена и разными лицами, теперь сделались для Нея совершенно ясными, и все далекое будущее изобразилось, во всех его подробностях, как-бы совершающимся в очах Ея. Чувства - одно другого глубочайше, ощущения - одно другого отраднейшее, возникали в уме и сердце Ея и, преисполнив их, заставили нарушить любимое Ею безмолвие. Необъятная слава Матери Божией, при смиренном Ея понятии о Себе; радость и умиление, при мысли об избавлении Израиля и открытии на земле духовнаго царства Божия; убеждение, что святая тайна воплощения в Ней Сына Божия возвещена Елисавете Самим Духом Святым, преисполнили Благодатную таким неизъяснимым восторгом, что из уст Ея излились чудныя слова вдохновеннаго пророчества.

Возсылая слова Свое, как фимиам благоуханнаго кадила, к Господу, Пресвятая Дева возгласила: «величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем: яко призре на смирение рабы Своея; се бо отныне ублажат Мя вси роди!» Этими словами все величие, в которое облекла Ее св. Елисавета, назвав благословенною в женах и Материю Господа, Она относит к Нему единому, великому и благодеющему Ей; сознавая себя лишь орудием для явления славы Его, Она духовную радость Свою всецело погружает в благодатном источнике радости и спасения - в «Боге Спасителе Своем». Отвергая мысль о всех достоинствах Своих, Она исповедует, что Всевышний «призрел лишь на смирение рабы Своей», т.е. как на скромную долю Ея, так и на отсутствие всякаго самовозношения.

Исповедав силу Божию, несказанно возвысившую Ея смирение, Пречистая Дева пророческим оком прозирает все времена до конца мира и в них видит Себя предметом благоговейнаго почитания верующих: «отныне ублажат Мя вси роди!» Признавая в истине воплощения всемогущество Божие, Она с тем же смирением добавляет: «яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его!»

Но так как совершающееся с Пресвятою Девою касается не только Ея, но и всего Израиля, потому что в воплощении Спасителя осуществляются заветныя ожидания всех праведных мужей народа Божия: то и речь Преблагословенной обобщается, и взор Ея простирается на весь народ. Она признает, что милость Божия изливается не всех боящихся Бога, людей благочестивых, имеющих в сердце страх Божий: «и милость Его в роды родов боящимся Его». Эта милость ниспосылается теперь не только Ей, но чрез Нее - всем достойным соотечественникам.

Открывающаяся в явлении на земле Спасителя милость Божия приводит Пресятой Деве на память весь ряд протекших веков Ветхаго Завета; и Она, вдохновленная знанием древняго Писания, в быстрой речи объясняет всю историю избраннаго народа Божия: «сотвори державу мышцею Своею; расточи гордыя мыслию сердца их; низложи сильныя со престол и вознесе смиренныя; алчущия исполни благ и богатящиеся отпусти тщи». Так крепкая мышца Господня является разрушительницею адских замыслов у врагов народа Божия, обращая собственное оружие их на них же самих и соделывая из козней их средства для премудрых и спасительных целей Своих. При исходе Израильтян из Египта и при водворении их в земле обетованной, не низложил ли Господь фараона и царей Ханаанских и не возвел ли уничиженных рабством потомков Авраамовых, по обетованию, «в царское священие и язык святых»? Равно также и алкавший в пустыне народ Свой не исполнил ли Он всех земных благ? И потом не унизил ли возгордившагося Саула, отдав венец его смиренному Давиду? Не оставил ли с двумя коленами Ровоама, превозносившагося пред отцем своим? Не заставил ли Амана преклониться пред презираемым им Мардохеем и испытать то, что было им приготовлено для Мардохея? Не отдал ли Он в посмеяние осажденной Ветулии обезглавленный труп Олоферна, безжалостно издевавшагося над несчастиями этого города? Могущественныя державы мира - Вавилон, Персия, Греция, Рим - гордые мудростию своею, надменные силою своею, повержены долу; а смиренные верующие вознесены на высоту славы чад Божиих и преисполнены всяких духовных благ. Когда же народ Божий, оказавшись неблагодарным и недостойным дарованнаго ему счастия, был наказан тяжким пленом, и, переходя из-под власти одного завоевателя к другому, уже отчаялся в помощи Божией; когда можно было думать, что Господь уже оставил людей Своих: не оказалось ли вдруг, что Он, положив предел гневу, вновь восприял Израиля в лоно отеческой любви Своей и исполнил тем обетования, данныя Аврааму и другим святым праотцам? - и воспринял этот народ так, как никогда еще не воспринимал, даже в счастливейшее время его, а именно - вошел в теснейшее общение с ним чрез восприятие плоти и крови от семени Авраамова! Такое снисхождение Божее к Израилю, который за грехи свои не только не отвержен от Бога, но преимущественно пред другими народами удостоен видеть среди себя Мессию, Пресвятая Дева приписывает единственно милосердию Господа, воспомянувшаго то, что было обетовано святым праотцам: Аврааму, Исааку, Иакову и их потомству: «восприят Израиля отрока Своего, помянути милости, якоже глагола ко отцем нашим - Аврааму и семени его даже до века». Вот какими необыкновенными и глубоко-знаменательными словами отвечала благодатная Мария на приветствие Елисаветы [Песнь Богоматери есть первая Боговдохновеннная песнь христианскаго времени и вошла в состав Богослужения с первых веков христианства. В начале VI века встречаем архипастырское подтверждение - петь «Величит душа моя» на утрени каждого воскреснаго дня и во все праздники. Песнь Богоматери начинает собою 9-ю песнь всякаго канона; составители канонов, по благоговению к Богоматери, не дозволяли себе смешивать песнь Ея с своими словами или мыслями; св. Козьма Маиумский прибавил только в похвалу Богоматери песнь Честнейшую херувим].

После этого можно представить себе в каких святых, поучительных и благоговейных беседах проводили время эти две Богоизбранные жены, какими неземными предметами были заняты их мысли, как были пламенны и чисты общия их молитвы и размышления! Горняя мудрствуя и с искреннею доверенностию сообщая друг другу явленные над ними опыты силы Божией, превышающие их ожидания, оне радостно прославляли имя Господа, так много их возвеличившаго. Проникнутыя святою уверенностию в великое будущее, оне назидали друг друга и, рассуждая о благодеяниях Божиих, совершившихся над ними, приходили постоянно к одному концу прославлению Господа. Так Пречистая Дева, передав Елисавете о событии Благовещения могла узнать и от нея о случившемся в храме с Захариею и предвидеть в том, что было еще неразгаданною тайною для всех, по причине онемения священника, ближайшее отношение к Себе самой.

Безусловно покорясь великому служению своему и пророческим взором проникая грядущее, святыя жены с восторгом видели исполнение тайны спасения мира, посредством благословенных плодов чревоношения своего. «Что отроча сие будет» думали оне обе, - то отроча, которое, исполнившись Святаго Духа уже во чреве матери, приветствует Мессию игранием, не имея возможности приветствовать Его словами. Это видимо доказывает, что «рука Господня с ним», но что же будет он впоследствии? Рука Господня видимо с этим младенцем, великим еще в утробе матери, но что же будет Сам Христос, Сын Божий?

И какия чудесныя совпадения обстоятельств, такая изумительная торжественность и вместе какия особенности в благодатной непраздности обеих святых жен! Приходит Архангел Гавриил - но не к Елисавете, а к Захарии, потому что Захария будет виновником рождения сына. Тот же Гавриил приходит и к Марии, но не к Иосифу, т.е. приходит к Той, от Которой Слово безмужно восприимет плоть. В благовестии своем Архангел говорит Захарии: «не бойся, Захарие, зане услышана бысть молитва твоя»; он же говорит и Марии: «не бойся, Мариамь; обрела бо еси благодать у Бога». Архангел обещает сына Захарии, обещает сына и Марии: Захария не верил обетованию, а Пресвятая Дева, как давшая Богу обет девства, лишь вопрошала, по человечески, о способе зачатия, отнюдь не сомневаясь во всемогуществе Божием.

Дни за днями текли быстро; и когда минуло три месяца родственнаго и благодатнаго свидания, Пресвятая Дева Мария собралась в путь в родной город Назарет. Но когда оставила Пресвятая Дева Мария родственницу Свою Елисавету - до или после рождения последнею Предтечи Господня? Надобно полагать, что Благодатная простилась с Елисаветою прежде, нежели «исполнися время родити» последней. У Елисаветы было много соседей и родственников, которые, без сомнения, готовы были оказать ей возможную помощь. Наконец, и для того, чтобы уклониться от глаз любопытных, которыми вскоре должен был наполниться дом Захарии, Пресвятая Дева оставила Елисавету до рождения Иоанна Предтечи.




Дорога в горний град Иудов из Иерусалима идет по каменистым холмам, между Вифлеемскою и Яффскою дорогами, мимо верхняго Гигонскаго водоема. Чрез три четверти часа пути начинается подъем на первый хребет Иудейских гор, покрытый маслинами и виноградниками; влево, в обработанной лощине, видно селение Мальха, и почти тотчас после того открывается плодоносная долина горняго города Иудина, где теперь селение св. Иоанна. Город Иута расположен в обширной горной лощине, на нижнем скате гор, посреди обильных садов и обработанных полян. В селении воздвигнут раскошный храм, во вкусе европейском, на месте рождения Предтечи Господня. Живопись всех образов очень хорошая; мрамор расточен в изобилии на стенах и на помосте. Эта церковь выстроена в 1621 г. дарами латинян. Она разделена на три части: средний алтарь осенен куполом; по сторонам два придела. Левый придел основан на месте рождения того человека, выше котораго никто из рожденных женами не возставал. Место рождения Предтечи Господня так же скромно, как и место рождения Спасителя: это вертеп, но не подземный; он был наравне с другими домами, если бы его не накрывал помост храма. Туда сходят за позолоченную решетку, по 7-ми или 8-ми мраморным ступеням. Под сводом пещеры, одетой мрамором и богатыми тканями, устроен великолепный престол, раскрытый снизу. Там, на помосте, виден мраморный круг, украшенный резьбою, с латинской надписью: Hic Praecursor Domini natus est (здесь родился Предтеча Господень). Отличные барельефы белаго мрамора, изображающие всю жизнь Иоанна Крестителя, украшают стены алтаря. Вокруг храма расположен латинский монастырь, обнесенный оградою, в которой два двора. В нем находится около двадцати братий, а селение состоит из арабов-мусульман, которых более 500, недружелюбно расположенных в христианам и негостеприимных.

При выезде из селения виден, под тению смоковичных деревьев, водоем; он называется источником Пресвятой Девы Марии. Говорят, что Пресвятая Богородица, во время трехмесячнаго пребывания у родственницы Святой Елисаветы, ходила сюда почерпать воду. Дом Захарии и Елисаветы находился на скате горы, прилежащей к этому источнику. Поднявшись туда, вы скоро достигнете живописных развалин этой священной обители. Она находится на крутом скате. Войдя в ворота, вы увидите двор, посреди котораго растет древний развесистый платан; корни его и дуплистое основание обнесены кругом двумя каменными уступами. Насупротив, на каменной платформе со сводами, возвышаются значительныя развалины. Остатки двух огив (оконных дуг с сжатым основанием) показывают готическое зодчество. Стены нижняго здания сложены из огромных камней; это нижнее здание принадлежит, как говорят, дому Захарии. Под сводом устроен престол, куда приходят братия монастыря св. Иоанна, один раз в год, служить литургию. Предание повествует, что возле этого свода и каменнаго крыльца ведущаго к верхнему зданию, происходила трогательная встреча Елисаветы с Пресвятою Богородицею, здесь излился из уст Елисаветы и Матери Божией торжественный Боговдохновенный разговор, переданный нам Евангелистом Лукою.




По возвращении Пресвятой Девы в Назарет следы святаго чревоношения сделались заметными для праведнаго обручника Ея Иосифа [Предание говорит, что Иосиф возвратился от плотничных работ своих чрез шесть месяцев после Благовещения]. По мысли св. Отцев Иосиф сначала не знал совершающейся пред ним тайны воплощения Спасителя мира «Он не знал - говорит св. Прокл - тайны происходящей в Деве; не знал т.е., какого чуда будет служителем; не знал, что от обрученной ему Жены родится Христос, предреченный пророками». Можно представить, что должно было происходить в чистой душе св. старца при убеждении в непразднстве Марии! Св. Церковь, выражая душевное состояние его, говорит, что в нем возрастала «буря помышлений сумнительных». Он всматривался в Пресвятую Деву и не верил глазам своим, начинал думать, и отгонял мысль, принимал все это за сновидение, но и во сне не ожидал увидеть этого. Ничего не зная о Благовещении он обращался к земле и небу за разрешением сомнения и нигде не находил его. В страшном волнении духа он переходил от одном мысли к другой - и вдруг с ужасом остановился на возможности низкаго обольщения «бракоокрадованную помышляя» - как замечает Св. Церковь. «Увидел Иосиф Марию - говорит тот же св. Отец - и уязвилось сердце его; увидел имущую во чреве, и впал в величайшее смущение, предполагая Ее обольщенною».

Ничто не могло быть мучительнее этого предположения для целомудреннаго и любвиобильнаго сердца Иосифа. «Каким лицом теперь буду взирать я на Господа моего? - воскликнул он в рыданиях - как буду молиться об этой Отроковице? я принял Ее из храма Господня девою и не соблюл! Кто уловил меня коварством? Кто сделал это зло в дому моем и опорочил деву? «Но кто же мог ожидать, продолжил он - по изъяснению св. Димитрия Ростовскаго - чтобы та самая Отроковица, которая воспитывалась в храме с таким попечением, которая отличалась таким глубоким смирением, благочестием и преданностию воле Божией, которая дала обет всегдашняго девства, несмотря на увещевания священников вступить в брак, вдруг искусилась обольщением? И та, которую все считали за образец жизни в страхе Божием, незаконно сделалась непраздною! Что мне делать? Куда обратиться, от кого узнать? Спросить ли у Нея Самой и потребовать объяснений? Но о чем же спрашивать? Грех очевиден. Да и для чего вопросами Ее смущать и терзать Ее, когда и без этого Она уже должна страдать от Своего положения? Но не ошибаюсь ли я - вновь спрашивал себя старец - не напрасно ли я грешу против Ея целомудрия»? Но сколько ни поверял он свои наблюдения, желая удостовериться в их обмане, они все-таки убеждали его в одной и той же грустной, по его мнению, действительности. Тогда мрачныя и тяжелыя думы овладели им; и печаль, равносильная отчаянию, залегла глубоко в его чистое сердце. «Мария - так выражает чувства праведнаго Иосифа Св. Церковь - что это значит, что с Тобой сделалось? Гляжу и недоумеваю, дивлюсь и ужасаюсь! Какую перемену вижу я в Тебе? Мария! Ты вместо чести принесла мне позор, вместо радости - печаль, вместо похвалы - укоризну! Как стерпеть мне упреки людей? Я принял Тебя непорочною из храма от рук священников, и что же я вижу теперь»?

В то же время и Пресвятая Мария не могла не наблюдать за св. Иосифом, и чем чаще, чем внимательнее Она смотрела на него, тем яснее открывалось Ей внутреннее состояние его. Ей известна была доброта св. старца; но Она не решалась объяснить ему тайны Благовещения без особой на это воли Божией. Как стыдилась этих подозрений непорочная голубица: как краснело невинное леце Ея; как сжималось непорочное сердце! И все же Она не дерзала нарушить тайны Божией! «Дева молчала (говорит Златоуст), ибо думала, что что не уверит обручника, сказавши о необыкновенном деле, а скорее огорчит его подав мысль, что Она прикрывает сделанное преступление. Ежели сама Она, слыша о даруемой Ей толикой благодати, судила по человечески и говорила: «как будет это, когда я мужа не знаю?», то гораздо более усомнился бы Иосиф, услышав о сем от подозреваемой. Посему Дева вовсе не говорила Иосифу». «Если Мария говорила о Своей тайне с Елисаветою, то потому, что Елисавете уже открыта была сия тайна Духом Святым, и Он Сам говорил устами обеих; а если бы Она стала говорить о сем с Иосифом, то ли по человеческой доверенности, или по человеческому страху, и следственно не по Божественному побуждению говорила бы о тайне Божественной. Теперь Она таится от того, которому, вероятно, более всех на земли открыто было сердце Ея, поелику Она избрала его стражем Своего девства, таится с явной для Себя опасностию не только обличения, но и суда, и смерти» - И так-как Ей теперь не к кому было обратиться за советом или успокоением, кроме Бога, за дело Котораго и Она и Иосиф страдали; то, возложив всю надежду свою на Господа, Она была в твердой уверенности, что Он, в неистощимой бездне премудрости Своей, нейдет лучший способ вывести Ее из такого труднаго положения. Молчание - по мере молчания о Ней Самого Господа - представлялось Ей необходимостью, и Она молчала.

Так провела святая чета несколько времени под гнетом тяжкаго искушения и как-бы приобщаясь грядущим страданиям Искупителя мира. И в то время, когда Он возрастал в утробе Матери плотию, Пресвятая Дева возрастала духом, уравновешивая внутреннее величие души с неизреченною высотою Матери Господа. И в св. Иосифе тяжелое положение его послужило лишь поводом к тому, чтобы выказалось, вместе с безукоризненною честностию, необыкновенное добросердечие его. Он долго боролся с собою, долго соображал, как поступить с Мариею. Он имел, во-первых, право всенародно обличить непраздную Деву, предав Ее строгости закона Моисеева, установленнаго на подобные случаи; но такая жестокость была совершенно противна его кроткому нраву и тому уважению, которое, при всех его подозрениях, он продолжал питать к Пресвятой Деве. Во-вторых, он мог оставить все дело это без внимания и последствий и продолжать носить имя супруга Той, Которая, по его мнению, была бракоокрадованною; но последний образ действий был противен совести его, решительно отвращавшейся от всякаго потворства нечистоте и от всякаго соучастия в неправде; и потому оставить попрежнему Марию при себе, и тем отвратить от Нея безславие, Иосиф признавал несообразным с законом Божиим и противным своей совести. После долгих соображений и колебаний, он - столько же добрый и милостивый, сколько правдивый и чистый - решился отпустить Пресвятую Деву, но тайно вручив Ей разводное письмо, в котором не прописывать причин развода, на что закон давал ему полное право. «Иосиф выказал в этом случае - замечает св. Иоанн Златоуст - удивительную мудрость: не обвинял и не укорял Деву, но думал только отпустить Ее».

Так праведный Иосиф, не ведая тайны воплощения Господа, смущается, сетует и придумывает наиболее приличное средство выйти из затруднения: желает сохранить честь Девы и избавить Ее от преследований закона и, вместе с тем, удовлетворить голосу своей совести, столь нежной и чувствительной. «Но это неведение тайны Божией - говорит св. Прокл - нельзя ставить в вину праведному мужу: он невинен, что по незнанию заподозрил Божественное зачатие. Если Бог свидетельствует о праведности кого, можно ли обвинить того в неблагоразумии»?

Когда св. старец решается уже привесть в исполнение, со скорбию принятое, свое намерение, - тогда и ему дано было откровение о великой тайне. Вот что произошло во сне, по сказанию Евангелиста «сия же ему (Иосифу) помыслившу, се Ангел Господень во сне явился ему», т.е. тотчас, как только мысль о тайном удалении от себя святой Обручницы утвердилась в душе старца. Ангел явился во сне и успокоил его. Значит Божественное Провидение хотя и скрывало от Иосифа великую тайну, но в то же время следило за всеми движениями правдивой души его; и как только появилась в ней мысль, несогласная с премудрыми целями Божиими, то Оно в ту же минуту просветило ум избранника Своего. Благопокорная душа Иосифа - по замечанию св. Иоанна Златоуста - не имела нужды в более чудном явлении Ангела наяву, потому что разительная точность сновидения с обстоятельствами самаго дела и ангельское откровение о таких вещах, которыя не могли быть известны никому из смертных, т.е. о тайных помыслах души Иосифа, достаточно могли удостоверить его, что слышанное им есть глас Божий и повеление небесное. «Он никому не говорил и только размышлял в душе своей - замечает св. Отец - и вот когда услышал, что Ангел говорит от этом же, - такое обстаятельство послужило для него несомненным знаком, что Ангел пришел сказать все это по повелению Божию: потому что одному Богу известны тайны сердца».

Ангел говорил: «Иосифе, сыне Давидов! не убойся прияти Мариамь, жены твоея, рождшееся в Ней от Духа есть Свята». Здесь самое название Иосифа «сыном Давидовым» употреблено Ангелом не без видимой цели: Иосиф, бедный древодел и дальний потомок Давида, именуется сыном, т.е. как-бы ближайшим наследником всего величия его, и таким образом мгновенно поставляется на высоту своего настоящаго положения, с которой он было ниспал по поводу мрачнаго подозрения, в отношении к Пресвятой Деве. Этими словами Ангел как-бы вещал ему: «потомок Давида! зачем ты так малодушествуешь? Зачем не приведешь себе на память древней и неотъемлемой славы дома твоего и смущаешься тем, что должно только радовать тебя? Хотя род царственнаго праотца твоего унижен и усечен до корня, но не из него ли должен произойти Царь славы, Спаситель мира? И не от Девы ли должен родиться Он? Не бойся принять Марии, жены твоей». Здесь Ангел прямо называет Пречистую Деву «женою Иосифа», для того, чтобы уничтожить подозрение о падении Ея и подтвердить ему, что Она жена его, а не другого мужа, что Она невинна и не принадлежала никогда другому. «Что значит принять? - спрашивает св. Иоанн Златоуст; - значит удержать в дому, так как он мысленно уже отпустил Ее. Эту отпущенную, данную, тебе не родителями, а Богом, удержи, - данную не для брака, но для сообитания».

Продолжая беседу свою во сне с Иосифом, Ангел как бы говорил ему: «довольно предаваться тебе мрачным мыслям, терзаться и страдать; узнай же истину и возрадуйся: рождшееся, что так смущает тебя - не от человека, а от «Духа Свята: родить же Сына и наречеши имя Ему Иисус: Той бо спасет люди Своя от грех их»«. «Удивительное слово - восклицает св. Иоанн Златоуст - превышающее человеческую мысль и превосходящее законы природы»! «Да! - (как бы так говорил Ангел Иосифу) - жена твоя по обручению, и Дева по обету, произнесенному Ею пред Богом, родит Сына от Духа Святаго; и ты, хотя и не отец Его, но будешь иметь честь, по праву отцев, наречь имя Ему Иисус, столь приличное Ему, потому что Он спасет весь род человеческий от греха и смерти вечной»!

«Сие же все бысть, да сбудется реченное от Господа Пророком, глаголющим: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, еже есть сказаемо с нами Бог». Такое указание от Ангела на пророчество Исаии - по мнению св. Иоанна Златоустаго - должно было служить руководящей нитью для Иосифа и в том случае, если бы он не удержал в памяти всех подробностей своего теперяшняго сновидения». Ангел указывает Иосифу на Исаию на тот случай, чтобы он, если бы забыл о словах, только лишь возвещенных ему, мог восстановить их в памяти, припомнив слова пророческия, известныя с древняго времени. С другой стороны, указание на столь древнее пророчество о рождении Мессии от Девы - удобнее могло расположить Иосифа к убеждению в девстве Марии: он слышал от Пророка о предмете знакомом, о котором сам же размышлял долгое время. Слова Ангела не оставляли ни малейшаго сомнения в праведном сердце Иосифа; чистая душа его, преисполненная веры в Бога, приняла известие Ангела как несомненную истину, для которой не было нужды в доказательствах. И потому он - по свидетельству Евангелиста – «восстав от сна сотвори, якоже повелел Ему Ангел Господень, и прият жену свою, и не знаяше ея, дондеже роди Сына своего прервенца» [ «Почему - спрашивает св. Иоанн Златоуст -Евангелист говорит «дондеже роди?» и отвечает: «этот образ речи часто встречается в Писании так что им не означается какое-либо определенное время. «Иначе сказать: частицею дондеже выражается действие, продолжающееся не до известнаго только предела, но и за этим пределом. - «Единородный от Отца единороден и от Матери» - замечает св. Ефрем Сирин], т.е. принял Ея снова сердцем; с полною любовию, как свою обрученную, и с глубоким почтением, как Деву, принадлежащую Богу, с благоговейным страхом, как Матерь Божию, и безусловной готовностию служить Ей, как Госпоже своей и Владычице всего мира.

Для Марии и Иосифа - испытанное ими положение имело несомненно благой и великий духовный плод: Пресвятая Дева соделалась теперь в глазах Иосифа из Обручницы - благословенною Матерью Бога Слова; он сам должен был вскоре нарещись отцем Его. Такая великая слава для обоих могла бы быть, вместе с этим, и великою опасностию для их смирения, этого истиннаго основания всех добродетелей; и вот, противу этой-то опасности человеческаго превозношения, премудрость Божия сочла за нужное воздвигнуть испытание для веры и мужества их.

С этого времени мирно потекли дни Пресвятой Девы, пока не приблизился час преславнаго исхода Ея благодатнаго чревоношения.

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#8

Сообщение Ольга » 07 апр 2017, 15:47

VI. РОЖДЕСТО ХРИСТОВО; ОБРЕЗАНИЕ; СРЕТЕНИЕ

Ангельския предъидите силы; иже в Вифлеем уготовайте ясли:
Слово бо раждается, Мудрость происходит, приемлет целование
Церковь. На радость Богородицы, людие, рцем: благословен
пришедый Боже наш, слава Тебе.
(Служба Дек. 20, стихира преп Романа)



До явления во плоти Сына Божия, все сошествия Божии на землю были лишь приготовлением к совершеннейшему и величайшему из сошествий. Господь сходил в рай по падении человека, для возвещения ему суда правды и, вместе с тем, суда милости и обетования о будущем и победительном «Семени жены»; сходил в водах потопных, для истребления обветшавшаго в беззакониях человечества и для возрождения среди его Церкви; сходил для смешивания языков, чтобы отделить Церковь Свою от единомыслия гордых столпотворителей; сходил в знамениях и откровениях к праотцам; сходил в громах и молнии на Синае; и все это для того, чтобы предуготовить путь Христу. «Закон - говорит Апостол - пестун бысть во Христа». «То были Его явления, - замечает св. Амфилохий - а не обращение с людьми; а здесь возвещается обращение Его с человеками, а не просто явление».

И в какое время Отец Небесный благоизволил послать на землю единороднаго Сына Своего! «В последние дни», - во время всемирнаго обладания языческаго Кесаря, когда род человеческий нисшел в самую глубину нечестия и беззаконий, грех умножился и распространился по лицу всей земли. Реки беззакония разливались по земле, и гордость до небес поднимала свою голову; люди служили диаволу, забыв и оставя Творца своего; всюду курились идольския жертвы и, казалось, самый воздух осквернен был дымом этих жертв. Поразительны черты, в каких изображает Апостол Павел языческий мир пред пришествием Господа Иисуса Христа (Римл. 1: 21-32). Господь как-бы ждал, пока исполнится мера зла, чтобы воплощением Своим исцелить все виды его в страждущем человечестве.

В то время, как языческий мир, погрязая в пороках, опытно убеждался в своем безсилии возставить себя из глубины нравственнаго падения, Израилю, избранному народу Божию, от времени до времени были даваемы пророчества и обетования об имеющем придти Искупителе. В этих пророчествах, между прочим, были предуказаны время и место пришествия Его.
Spoiler
Показать
«Семьдесят седьмиц определено на народ твой и святый град твой» - говорил Архангел св. Пророку Даниилу - чтобы пресечь беззакония, прекратить грехи, покрыть вину, привести правду вечную, запечатлеть видение и пророка и помазать святейшее (т.е. Мессию, Христа). Итак, знай и разумей: от исхода слова (указа царскаго) о возвращении и строении Иерусалима до Помазанника - князя (Христа) семь седмиц и шестьдесят две седмицы: улицы и стены созиждутся в безпокойное время. По шестидесяти двух седмицах Помазаник (Христос) будет убит.. но в одну седмицу Он укрепит завет со многими и в полседмице прекратятся жертва и приношение». Понимая под седмицами седмицы годов, получаем от исхода «слова» до явления Мессии - 486,5 лет. Издано было три указа о построении Иерусалима после плена Вавилонскаго: при Кире, Персидском царе, в 217 г. от построения Рима; при Артаксерксе Лонгимане, Персидском царе в 295 году от построения Рима, и при том же Артаксерксе, в 308 от построения Рима. Таким образом, внимательные Израильтяне могли приблизительно знать время пришествия Мессии, прилагая к упомянутым числам лета Даниловых седмиц.

Св. Пророк Михей предрекал о месте рождения Мессии в следующих словах: «Вифлеем-Ефрафа [Вифлеем в прежнее время назывался также «Ефра» или «Ефрафа»; слово Вифлием значит дом хлеба; а Ефрафа - место плодов] хотя ты мал, чтоб быть в числе тысяч Иудиных: (но) из Тебя произойдет мне Тот, Который будет Владыкой Израиля, Котораго происхождение от начала, от дней вечных». Пророк ясно указывает, что Владыка Израилев родится в Вифлееме, в колене Иудином. О Мессии понимали это пророчество древние Иудеи, как видно из Евангельской истории.

Эти и многия другия пророчества ясно указывали на Мессию. Из них наиболее укоренившимся в памяти восточных народов представляется пророчество Валаама, произнесенное по приглашению Моавитскаго царя Валака: «возсияет звезда от Иакова и возникнет скипетр от Израиля». Древние Иудейские толкователи, объясняя это пророчество о Мессии, дают ему такой смысл: «возстанет князь из дому Иакова и помазан будет Мессия из дому Израиля. А так как в этом пророчестве рождение Мессии представляется под образом явления звезды, то в восточных народных ожиданиях Мессии могло появиться предание и о звезде Мессии. С самых отдаленных времен пришествие Спасителя поставлялось в какую-то таинственную связь с периодическими изменениями в движении светил небесных и с основными кругами времени. Так существовало верование, что пришествие Мессии последует не прежде, как по истечении известнаго периода, к концу великаго года, который слагался из множества лет лунных, и что, вместе с тем, последует явление на небе необыкновенной звезды, как небеснаго знамения, возвещающего рождение Мессии. Где источник этих преданий востока - сказать трудно, но Иудейские раввины полагают, что первоначальныя откровения об этом сообщены были Богом еще древним патриархам, любившим погружаться мыслию в созерцание величественнаго зрелища звезднаго неба, а от них, по преданию, перешли к другим народам. Но эти народы древняго мира приписывали предсказания о Спасителе своим знаменитым и ученым мужам: Персы и Халдеи - Зороастру, Китайцы - Конфуцию и т.д. Кому-бы, впрочем, они ни приписывали предсказания о будущем Избавителе, неоспоримо, что у различных народов света, разделенных огромным пространством, было в силе ожидение пришествия Искупителя.

Когда приблизилось время Рождества Христова, предсказанное Пророком Даниилом: то не Иудеи только, но и все жители востока были взволнованы ожиданием необыкновенных перемен в мире. Светоний говорит, что «по всему востоку носилось древнее и постоянное предание, будто бы в пророчествах сказано, что в это время Иудеи завладеют всем». Почти в таких-же словах высказывается и римский историк Тацит: «общим убеждением было, что в древних священных письменах говорится, будто в это самое время восток возымеет силу и Иудеи овладеют всем».

И о месте явления ожидаемаго Искупителя знали не только Иудеи, но и другие народы, хотя весьма темно и неопределенно. Замечательно в этом отношении то, что ни один народ, за исключением Иудеев, не осмеливался отнести славу явления Мессии к себе, вопреки народной гордости, по которой иные даже производили свое происхождение от богов. Европейцы и Американцы ожидали пришествия Спасителя с востока, Индийцы же и Китайцы с запада; но все неясно разумели под этим Иудею [20].

Соединение всех народов под властию Рима было в то время особенным знамением со стороны Промысла Божия. Если правители этих народов не все могли, подобно Киру, исповедывать, что царства земныя дал им Господь Бог Небесный, и еще меньше понимать, что это удивительное соединение народов в одно царство было приготовлением и переходом к образованию «единаго стада» в духовном царстве мира и любви, «еже во веки не разсыплется», то все же они ясно видели, что события ведут мир к какому-то единству и что величие Рима устрояется по определению неисповедимых судеб Божиих. Единоначалие Августа - по замечанию Св. Церкви - тем сильнее способствовало к упразднению многобожия идолов и к утверждению единаго владычества Божества.

Напрасно человекоугодливые мудрецы и льстецы старались применять предания и пророчества о явлении Искупителя к разным царям и вельможам Римским; взоры всех обращены были на Иудею, откуда ожидали Царя, имеющаго овладеть вселенною. В самом Риме, некто Мараф, незадолго до Рождества Христова, говорил, что «природа порождает царя, которому должен покориться народ Римский». Римский сенат, устрашенный этим объявлением, запретил воспитывать всех детей, рожденных в том году.

Год Рождества Христова определить вполне точным образом нельзя было уже и в древности, вследствие различных перемен в счете времени. В настоящее время считают 1904-й год от Рождества Христова. Это летоисчисление, принятое всеми христианскими народами, обязано своим происхождением римскому монаху VI века Дионисию Малому; он вычислил, что Рождество Христово совершилось в 754 г. от основания Рима. Но в позднейшее время, по наиболее тщательному изследованию германскаго астронома Иделера (ум. 1846), полагают, что Рождество Христово совершилось в 747 году от построения Рима. Таким образом, для исправления счета Дионисиева, надо бы прибавить семь лет к текущему году и считать теперь не 1904-й год от Р.Хр., а 1911-й

Месяц и число Рождества Господа Иисуса Христа определяются следующими соображениями. Евангелист Лука говорит, что когда Спаситель крестился, Ему было около 30 лет. Древнее предание говорит, что крещение Его совершилось 6 января [Во II веке праздновалось крещение Господне 6 января]. Итак, если Иисус Христос имел 30 лет в январе, при крещении, то и день рождения Его не мог быть далеко от этого числа. Еще ближе можно определить этот день из другаго указания Евангелиста Луки, и котораго видно, что Иисус Христос был по человечеству моложе 6-ю месяцами, чем Иоанн Креститель; а время рождения Иоанна стоит в связи со временем явления Архангела Гавриила Захарии во храме. Точныя вычисления показывают, что чреда Захарии во храме была межде 2 и 9 октября 746 года от построения Рима; 10-го октября св. Захария уже мог возвратиться в свой дом. Если с этого времени считать непраздность Елисаветы: то время зачатия Пресвятой Девою Мариею Господа, совершившееся в шестой месяц после этого события, надобно полагать после 10-го марта, а именно, на основании древнейшаго предания, 25 марта 747 г. от построения Рима. Если продолжить то этого дня исчисление вперед, то 25 Декабря 747 г. От построения Рима является днем Рождества Христова. И по Иудейскому преданию, Мессия должен родиться в месяце кислеве, девятом в году по еврейскому счислению, а по нашему - в декабре.




Вифлееме, готовися на сретение Девы Марии и Богоматере:
се бо грядет к Тебе, младенца насящи Христа, собезначальнаго
Отцу и Духу присну: Егоже в вертеп родит и по рождестве Дева
паки явится.
(Служба Декабря 21 седал. по втор. каф.)
В Евангельском повествовании св. Луки говорится, что пред Рождеством Христовым вышло императорское повеление о всенародной переписи и что эта перепись была первою при Августе, во время управления Квириния Сириею. Без сомнения, повелитель Рима руководствовался в этом случае побуждениями, основанными на политических расчетах, финансовых потребностях и проч.; но нельзя не удивиться, как эти побуждения содействовали к тому, чтобы древнее пророчество о рождении Спасителя в Вифлееме исполнилось во всей своей силе, без малейшего нарушения человеческой свободы. Благоговея пред неисповедимостью путей Промысла Божия, нельзя, вместе с тем, не признать великаго самоуничижения воплотившагося Искупителя, которому Он должен был подвергнуться вследствие этой переписи. Имя Иисуса, сладчайшее и достопокланяемое имя, пред величием Котораго, по словам Апостола, преклоняется всякое колено небесных, земных и преисподних, от самаго рождения должно было быть вписано в число подданных языческаго властителя, на ряду с именами последних из сынов Израилевых.

Гордый Кесарь, непроизвольно содействовавший исполнению Богодухновеннаго пророчества и не знавший того, что вписавшийся в число подданных его имеет вписать всех верующих в книгу вечной жизни, быть может, не удостоил и взглянуть на списки имен, присланных из Иудеи; но те, которым поручено было дело переписи, конечно не раз читали среди имен потомков Давидовых преславное имя Иисуса. Вот первый титул «слуги и раба», который богоугодно было принять на Себя, по рождении, Сыну Божию для того, чтобы нас, рабов греха, сделать свободными!

Так как у Евреев был обычай вести народныя переписи по коленам, племенам и родам, и всякое колено, племя и род имели свои определенные города и праотеческия места: то повеление Кесаря привело в движение всю Иудею: «идяху» - говорит Евангелист – «вси написатися, кождо во свой град». Вифлеем, находившийся в колене Иудовом, а потому называемый (в отличие от Завулонова) Иудовым, был местом рождения Давида, и почитался фамильным городом потомков его: сюда и должен был отправиться для переписи Иосиф, как потомок Давида. Мария же, как женщина, не подлежавшая народной переписи, могла, повидимому, остаться дома, чего требовало даже и положение Ея. Но Она, по свидетельству предания, была единственною в роде и не имела ни братьев, ни сестер, а такия женщины, как наследницы имени и всего родоваго имущества, подлежали переписи наравне с мужчинами. И потому благодатная Дева, как происходившая также от рода Давидова, несмотря на последние дни чревоношения, должна была оставить мирный домашний кров и идти в Свой родовой Вифлеем, чтобы внести и Свое имя в список подданых Кесаря. «Взыде Иосиф от Галилеи из града Назарета во Иудею, в град Давидов, иже нарицается Вифлеем, зане быти ему от дому и отечества Давидова, написатися с Мариею, обрученною ему женою, сущею непраздною».

Этими последними словами Евангелист как бы говорит, что Пресвятая Мария хотя и была «непраздною» (почему Ей лучше было бы оставаться дома, тем более, что путешествие в Вифлееем, в течение нескольких суток, могло быть сопряжено для Нея с крайним неудобством и трудностями), но Она пошла, повинуясь указу Римскаго властителя, ибо «несть власть, аще не от Бога». Св. обручник, вероятно, утешал себя мыслию, что пребывание их в Вифлееме не продолжится, и что он, воздав «кесарево Кесарю», успеет еще возвратиться в дом для воздаяния «Богови Божияго». Но скоро ли могла дойти очередь до беднаго древоделя Назаретскаго, который хотя вместе с нареченою женою своею и происходил по прямой линии от царя Давида, но теперь не имел других отличий, кроме старческих, убеленных сединами, волос и внутренней чистоты души, ведомой единому лишь Богу?

Более трех суток требуется и для обыкновеннаго пути из Назарета в Вифлеем; а при указанных обстоятельствах святой четы, она могла гораздо медленнее совершить этот путь. И потому неудивительно, что при окончании столь продолжительнаго путешествия по гористой местности, и в том положении, в котором находилась Святая Дева, Она утомилась и, приближаясь к Вифлеему, почувствовала потребность в отдохновении. Предание говорит, что невдалеке от Вифлеема утомленная дорогою Преблагословенная сошла с осляти, на котораго садилась лишь в крайней усталости, и, увидев в стороне от дороги большой камень, возлегла на него и опочила, а по отдохновении снова шествовала до Вифлеема [Путешественники замечают, что этот камень доселе сохраняется в первобытном виде, хотя и лежит при распутии; а это служит одним из доказательств того уважения, какое имеют жители Палестины к предметам, с которыми хотя несколько соединены священныя предания].



«Бысть, егда быша тамо, исполнишася дние родити Ей». Едва святая чета достигла города, как наступило для Марии время родить; Иосиф тщательно искал в городе удобнаго помещения и не мог найти никакого убежища. Город был мал; а множество народа, пришедшаго для переписи, до такой степени переполнило все дома, что не было в них свободнаго уголка для святых путешественников. Все общественныя гостиницы, как ни шумно и безпокойно было в них помещение, были также обойдены святым старцем: но ни в одной из них не нашлось пристанища. Да и кто из городских жителей, при подобных обстоятельствах, мог радушно принять под кров свой беднаго старца и Деву? «Не бе им места в обители». Оставальсь одно: искать какого-либо приюта в городских окрестностях. Невдалеке от ворот Вифлеемских, к востоку от города, близ источника Давидова, находилась пещера в каменистой горе. В эту пещеру, во время бури, загоняли скот, и пастухи, в часы зноя и непогоды, могли находить в ней себе убежище; к ней примыкали поля; а внутри ея, в стене, было изсечено углубление, служившее вместо яслей для животных. Святая Дева и Иосиф принуждены были, по необходимости, воспользоваться этою пещерою и там искать крова и убежища от зимняго холода для себя и ожидаемаго Младенца.

Но провидение Отца Небеснаго видимо было над судьбою возлюбленнаго Сына Своего, потому что если бы для святой четы, пред временем рождения Иисуса Христа, и нашлось какое-либо свободное место в одной из обителей Вифлеемских; то, взамен этой выгоды, сколько было бы неприятностей от шума народнаго, от любопытства людей праздных, от молвы и соглядатайства! Между тем как здесь, - в этом вертепе, за городом, Святая Дева и Иосиф были одни, среди полной тишины и свободы, далеко от суетливаго сообщества людей и лишь в невидимом присутствии Бога и святых Ангелов.


В этой пещере Благодатная Приснодева 25 декабря, одна, без посторонней помощи и безболезненно, родила воплощенное Слово - Господа нашего Иисуса Христа. О безболезненном рождении Пресвятою Девою Господа так свидетельствует св. Андрей Критский: «Матерь не познала болезней рождения, свойственных раждающим... Дева, родив безсеменно зачатаго, пребыла непорочною Девою и сохранила невредимыми ключи девства». Согласно с этим замечает и св. Иоанн Дамаскин: «Христос раждается в обыкновенное время, по исполнении девяти месяцев, в начале десятаго, по обыкновенному закону естественнаго чревоношения, но безболезненно, превыше закона рождения.... и за рождением не проследовали болезни». Прекрасно говорит и наш святитель Димитрий Ростовский о Пречистой Матери: «яже бо зача без мужа и сласти, та и роди без болезни и без повреждения девическия чистотя своея... Родисля от Нея Христос, якоже плод от древа,. ... пройде от Нея Христос, якоже луча солнечная сткло или кристалл проходит; не сокрушает, ни оскверняет сткла и кристалла проходящая луча, но паче чисто его просвещает: не вредил девства Пречистыя Матери Своея Солнце правды Христос..., но паче усугубил чистоту Ея, осветив Ю прошествием Своим» [Жития святых, февраля 2]. По рождении Спасителя, равно как и до рождения Его, Пресвятая Богоматерь пребыла Девою, почему Св. Церковь исповедует Ее Приснодевою [21]

Евангелист говорит, что Пресвятая Дева «роди Сына Своего Первенца, и повить Его, и положи Его в яслех». Это значит, что Святая Дева Сама приняла в Свои пречистыя руки Божественнаго Младенца. Сама повила Его пеленами и положила в яслях и Сама же, без сомнения, первая поверглась на колени пред Тем, Который удостоил Ее быть Своею Материю. Св. Афанасий Александрийский, разсуждая о вышеприведенных словах Евангелиста, говорит: «Смотри, сколь таинственно раждает Дева: Сама раждает - Сама и пеленает! У обыкновенных жен это делается иначе: оне раждают с помощью других и младенцев их пеленают другия; не так у Пресвятой Девы: Она Мать - без труда и без мук; Она и бабка Сама Себе, никем не наученная; Она не допустила никого коснуться нечистыми руками до рожденнаго Ею Пречистаго Младенца, а Сама служит родившемуся от Нея и превысшему Ея; Сама пеленает и кладет Его в ясли».

Церковная песнь, вспоминая событие в вертепе, так выражает чувства Богоматери: «держа на руках воплотившагося и облекшагося в человеческий образ Господа и лобызая Его, как Мать, Она говорила Ему: Чадо сладчайшее! как Я держу Тебя на руках Моих, - Тебя, содержащаго рукою Своею все творение»? С трепетом и в благоговейном безмолвии преклонился Иосиф пред Пречистою Материю и Божественным Сыном Ея и, в сладостном изумлении созерцая преестественное чудо, он познавал непреложно, что родившееся - воистину есть от Духа Святаго. «Таинство странное вижу и преславное! Небо - вертеп; престол херувимский - Деву; ясли - вместилище, в нихже возлежи невместимый Христос Бог»: таковы благоговейныя мысли верующей души, при виде Вифлеемскаго события! «Иосиф еще несовершенно знал Пресвятую Деву - замечает св. Афанасий - доколе Она не родила Сына Своего Первенца. Когда же Она родила, тогда Иосиф познал, что такое Она была и чем быть сподобилась. Познал, увидев Деву, питающую млеком, и с тем вместе цвет девства Своего сохранившую нетленным: увидел Деву родившую, но обыкновенных болезней рождения не испытавшую. Тогда-то он уразумел, что об этой Деве именно и написал Исаия: «се Дева во чреве приимет»!

«Ангелы - воспевает Св. Церковь - окружали ясли, как престол херувимский, и, взирая на лежащаго в них Владыку, в вертепе видели небо». Изъясняя мысль Св. Церкви, св. Григорий Неокесарийский говорит: «Тот, Кто исполнил во всей точности сокровенный Божественный совет, положенный в небе, возлег в вертепе, в ложеснах матерних и в яслях; сонмы ангелов окружали Его... Он сидел на небе одесную Отца и в то же время почивал в яслях, как-бы превыше херувимов... Но поистине и здесь, в яслях, был тогда престол херувимский, престол царский, Святое святых, престол единый, славный на земле, престол святейший, потому что на нем почивал Христос Бог наш».

Но что же делала в это время остальная, осиянная славою Божиею, земля? Что делали остальныя чада Израиля, Иерусалим и мир языческий? Все они были погружены в глубокий сон - в нравственный и физический. Никто не знал, что совершилось величайшее и радостнейшее событие, никто не спешил поклониться родившемуся Спасителю! Иудеи, с своими книжниками и фарисеями почивавшие на законе, ждали Мессию окруженнаго славою; а мир языческий утопал в пороках у подножия мнимых богов своих.

В Вифлееме и его окрестностях тоже спали, но спали не все: в долине Вифлеемской, окруженной со всех сторон горами и находившейся в разстоянии получаса хотьбы от пещеры, стоял столп, гда, по обыкновению того времени, пастухи останавливались на ночлег с своими стадами. Здесь в это время пастыри держали ночную стражу у стад своих.


«И се Ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их». Явление блистающаго лучезарным светом Ангела, среди полуночнаго мрака, прокрывающаго окрестности Вифлеема, должно было представить зрелище самое величественное. При виде такого дивнаго события, пастыри «убояшася» - говорит Евангелист – «страхом великим». К земным, шумным явлениям природы и даже к опасностям давно уже привыкли они: но представившееся им теперь явно выходило за пределы всего земнаго; просая душа их была близка к небесному, но немощная плоть затрепетала, - и поэтому прежде радостной вести нужно было уничтожить их страх. «И рече им Ангел: не убойтеся! Се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем». Не бойтесь! я вестник не гнева и скорби, а веселия и радости, - такой радости, которая теперь возвещается только вам одним, а со временем должна исполнить веселием всех и каждаго. «Яко родися вам днесь Спас, иже есть Христос Господь, в греде Давидове»: Тот обетованный Мессия, Котораго ожидали все, и одно имя Котораго способно успокоить и возвеселить каждаго истиннаго Израильтянина, уже родился в Вифлееме, столь славном воспоминаниями о Давиде. «Но где найти нам рожденнаго и родившую в городе, наполненном множеством народа»? думали изумленные и обрадованные пастыри. Ангел предупредил их, сказав: «и се вам знамение: обрящете младенца повита, лежеща в явлех!» Едва только небесный вестник окончил свое благовествование, как «внезапу бысть со Ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение!»



Поразительное зрелище! Благодатная песнь! Но к чему они пред пастырями? Зачем такое множество небесных воинств, когда достаточно было и одного мирнаго вестника? Небожители явились здесь, потому что восторга о совершившемся не вмещало и самое небо. Они видели Начальника мира, сшедшаго на землю для водворения мира. До Него не было на земле мира ни внутри, ни вне человека, ни на поверхности земли, ни в отношениях ея к небу, повсюду была лишь одна вражда, и род человеческий был отчужден от Бога. Тучи гнева Божия висели над ним, - и что же? Бог, столько оскорбленный людьми, вдруг Сам приходит к ним, принося им мир и изливает на них поток любви и милосердия! Все это видят Ангелы видят, дивятся, радуются - и с благоговением восклицают: «слава в вышних Богу, и на земле мир, во человецех благоволение!»

Таким образом, опять не законоучителям и мудрецам, не вельможам и сильным Израиля открыл Господь спасительную тайну Свою: они спали; а бодрствовали одни простые пастыри. Пастыри делаются первыми благовестниками о Рождестве Спасителя; и не в храме Иерусалимском, не в стенах синагог славится это Рождество, а под открытым небом, в знак того, что не для одних Иудеев, но для всей вселенной возсияла радость спасения.

По отшествии Ангелов пастыри направились к Вифлеему: «приидоша, поспешшеся, и обретоша Мариамь же и Иосифа, и Младенца лежаща во яслех». Как там, при явлении Ангелов, было все величественно: так здесь, напротив, встретила пастырей одна простота и убожество. Но после видения и благовестия ангельскаго, божественное Отроча, среди убожества, Его окружавшаго, казалось им еще святее и досточтимее.


Поклонившись Спасителю Своему и Его Преблагословенной Матери, пастыри, как-бы в вознаграждение того, чего по внешности недоставало новорожденному Царю Израилеву, поспешили разсказать все виденное и слышанное ими от Ангелов. Эти рассказы были отрадою безневестной Марии и святому старцу, которые в столь важныя для них минуты, повидимому, были всеми оставлены на произвол случая. «Мариамь - замечает Евангелист - соблюдаше вся глаголы сия, слагающи в сердце Своем», т. е. соображала слышанное Ею от Ангела при благовещении с совершившимся теперь и, видя, что события подтверждают слова его, духовно радовалась. Но и при этой радости, Она не изменила своего смирения, и при слушании разсказов пастырей, чистейший восторг Ея был проникнут прежним глубоким чувством Ея преданности воле Божией.



Наши путешественники сообщают довольно сведений, как о дороге из Иерусалима в Вифлеем, так и о самом священном месте Рождества Христова.

Поднявшись из Иерусалима по дороге к Вифлеему, путешественник видит пред собою равнину Рефаимскую и впереди ея - высоты св. Илии. В библейския времена долина Рефаимская была покрыта теревинфовыми деревьями, почему называлась также и теревинфовою; но теперь она в запустении. Кое-где вдоль пути видны древния развалины оград, сторожевых башен, или столбов, принадлежавших к виноградникам; развалины одной из них называются домом Симеона Богоприимца. Неподалеку от дороги показывают отросток теревинфоваго дерева, под которым - по преданию - Пресвятая Богородица отдыхала на пути Своем из Вифлеема в Иерусалим.

Недалеко от высот св. Илии виден, у их подошвы, по правой стороне дороги, круглый колодезь древняго построения и при нем водопойня. Он называется колодезем «трех волхвов»; говорят, что благовестная звезда, приведшая волхвов в Иерусалим, вновь засияла для них у этого места, когда они шли к Вифлеему. Судя по обломкам, которые видны вокруг этого источника, должно полагать, что он был украшен зодчеством, и даже говорят, что здесь была церковь. Арабы всегда останавливаются у этого источника, чтобы напиться священной воды.



С высоты горы, в дальнем разстоянии виднеется уже монастырь св. Илии; а за монастырем открывается вид на Вифлеем, разстилающийся по горному хребту, склоняющемуся в югу в долину. Большое здание, укрепленное контрфорсами (подпорами) и господствующее над окрестною местностию, покрывает собою ту священную точку земнаго шара, над которою остановилась благовестная звезда нашего искупления. За Вифлеемом рисуется на горизонте гора, имеющая вид усеченнаго конуса; ее называют «горою франков», потому что крестоносцы построили здесь укрепление, служившее им обороною против мусульман. Налево, за глубокою долиной, видны горы Мертваго моря; направо же Вифлеемская гора сливается с цепью гор Иудейских. При спуске в долину стоит мусульманская молельня, покрывающая гробницу Рахили, и тут же неподалеку показывают остатки развалин дома патриарха Иакова; за оврагом же виднеются развалины древней Рамы, места рождения и погребения Пророка Самуила.

Храм Вифлеемский, воздвигнутый над вертепом Рождества Христова, принадлежит, как полагают, времени Иустиниана. Первые христиане имели небольшой храм на этом месте; первый такой памятник относят даже к трем волхвам, пришедшим поклониться Богомладенцу. Известно, что Римский Император Адриан соорудил здесь капище и запретил Иудеям обитать в Иерусалиме и Вифлееме. Но св. царица Елена ниспровергла идолов и воздвигнула церковь над местом Рождества Христова.

Храм, воздвигнутый над вертепом Рождества Христова, посвящен Пресвятой Богородице и построен крестом; фасад имеет узкия двери, переделанныя из больших, для более удобной защиты от нападения Арабов и для воспрепятствования ввода неверными в храм животных, чему, к сожалению, были примеры. При входе в храм открывается обширная паперть, соединенная с длинною галереею, по обеим сторонам которой возвышаются в два ряда мраморныя колонны. Эти колонны впоследствии были расписаны на подобие наших древних соборов, и на некоторых еще доселе видны изображения святых. Потолок составлен из огромных балок кедровых и кипарисных деревьев, с вершин Ливана. Стены сначала были одеты мрамором и мозаиками, остатки которых еще доселе видны; но мрамор большею частию снят для дворцов калифов в Каире и для Омаровой мечети в Иерусалиме. Мраморный помост местами сохранился, местами же заменен плитняком. Главный алтарь, посвященный Рождеству Христову и принадлежащий Грекам, образует верхнюю часть креста, с закругленными оконечностями, и возвышен на несколько ступеней; по обеим сторонам его, противу сходов в вертеп, устроены два престола: Обрезанию Спасителя и трем волхвам. Мозаики на стенах этого алтаря во многих местах еще хорошо сохранились, хотя существуют уже около 700 лет.

С обеих сторон главнаго алтаря сходят по 15 мраморным ступеням в подземную церковь, к Вертепу Рождества Христова. Там, в полукруглом углублении, в мраморном помосте, вделана серебряная звезда, освященная лампадами, которая и означает место рождения Искупителя. Вокруг ея находится латинская надпись «Hic de Vergine Maria Christus natus est», - то есть «здесь родился Христос от Девы Марии». Помост вертепа Рождества, образуя также полукруг, обвешан шестнадцатью богатыми лампадами над которыми мраморная доска служит престолом, где совершается литургия. В углублении, которое над престолом, ставится Греками образ Рождества Христова.

В нескольких шагах от места Рождества Спасителя на правой стороне его, находится особая пещера «яслей» в которых покоился Предвечный Младенец, и где впервые поклонились Ему пастыри; сюда сходят по двум или трем ступеням. Ясли изсечены в природном камне и, имея вид продолговатаго ящика, обложены белым мрамором. Это святое место освящено так же, как и вертеп Рождества, драгоценными лампадами. Противу колыбельных яслей Спасителя устроен в том же вертепе престол, на том месте, где Пресвятая Богородица, с Младенцем Иисусом на Ея лоне, принимала поклонение мирных пастырей. Все стены вертепа, как здесь, так и у святилищи Рождества, одеты тканями, и множество серебряных и позолоченных лампад висят вдоль натуральнаго свода и по сторонам. Прежде все стены были украшены византийскими мозаиками. Весь вертеп имеет пять сажень в длину и сажени полторы в ширину.


По преданию св. Отцев, Пресвятая Дева с Богомладенцем и Иосифом провела 40 дней в Вифлеемской пещере; здесь, в силу древняго завета, заключеннаго некогда Богом с Авраамом, над Младенцем, как происходившим по плоти от племени Авраамова, в осьмой день по рождении Его, совершено было обрезание, при чем Он был наречен «Иисусом», - тем именем, о котором благовествовал Архангел Пресвятой Деве и которое объявил он Иосифу во сне, при разъяснении тревожных сомнений его.

Этот священный обряд состоял из обрезания камнем, или каменным ножем, крайней плоти младенца, что составляло знак вечнаго завета Божия с потомством Авраама, подобно как в христианской Церкви крещение. По высокому значению своему, обрезание было вменяемо в обязанность всем вступающим в общество народа Божия, не исключая рабов и домочадцев. Каждый еврей мог совершить его, но преимущественно глава семейства; в случае нужды, даже и женщины. За несоблюдение же его угрожаемо было лишением жизни. Обрезание служило отличительным признаком избраннаго народа Божия, отделяя его от всех других народов, и глубоко уважалось евреями, как знак народнаго превосходства. Вместе с тем этот обряд имел другое, нравственное значение, указывая на внутреннюю потребность духовной чистоты и святости, которыя должны отличать от других избранный народ. Получив свое начало в лице Авраама, закон обрезания был подтвержден на Синае; и сам Моисей на себе дознал необходимость его, потому что Бог угрожал и ему смертию за необрезание сына его. [22]

Имя, принятое Божественным Младенцем при обрезании, означало, что рожденный есть Спаситель или Искупитель грешнаго рода человеческаго, как изъяснил Ангел. Таким образом - как поет Св. Церковь - «не устыдется всеблагий Бог плотским обрезанием обрезатися, но даде Самого Себя образ и начертание всем ко спасению: ибо закона Творец законная исполняет» и «всех Господь обрезание терпит, и человеческая прегрешения, яко благ, обрезует».



По наступлении сороковаго дня, Пресвятая Дева, в сопровождении Иосифа, отправилась с Божестенным Сыном Своим из Вифлеема в Иерусалим, чтобы там во храме исполнить все, предписанное законом. По закону Моисееву, мать, разрешившаяся от бремени младенцем мужескаго пола, считалась в продолжение 7 дней нечистою и, кроме того, 33 дня не могла приходить в храм, участвовать в общественном Богослужении и прикасаться к чему-либо священному; по прошествии же сорокадневнаго срока очищения, являлась во храм и приносила очистительную жертву: женщина достаточно состоятельная - однолетняго агнца во всесожжение и молодаго голубя или горлицу в жертву за грех; а бедная - двух горлиц или двух голубей. Если младенец был новорожденный, то, сверх этого обряда очищения над матерью, совершался еще над младенцем обряд представления его Богу. Эта заповедь о первенцах была дана народу Иудейскому в память благодеяний Божиих, явленных ему при изведении из Египта, когда Ангел, погубив в одну ночь всех первенцев египетских, не коснулся еврейских.

Посвященные таким образом, Богу первенцы назначаемы были на служение Ему в храме, становясь как-бы собственностию Его. Но как для служения скинии и храму предназначены были левиты, которых Господь принял от сынов Израильских вместо первенцев, то за последних, приносимых от всех других колен, определен был выкуп, состоявший из пяти священных сиклей серебра [23]

Для исполнения этих обрядов Матерь Божия пришла в Иерусалимский храм, хотя, как неискусобрачная и Пречистая Дева - по замечанию св. Василия Великаго - «не была повинна закону очищения». Как сам Господь говорил, что Он пришел не разорить закон, но исполнить и возвести к лучшему разумению: так и Пречистая Матерь Его благоволила подчинить Себя обрядовым предписаниям из уважения к закону. Не превозносяся чистотою Своей, Она, по чувству высокаго смирения, включила Себя в число обыкновенных жен и, придя к вратам храма, стояла на месте, назначенном для родивших. Она принесла с Собою и жертву, но не такую, какую приносили люди богатые; Ея жертва была жертва убогих; и то, чего недоставало для этой смиренной жертвы в ценности, с избытком было вознаграждаемо чувствами чистейшей души Богоматери. Св. Димитрий Ростовский представляет Ее, при этом случае, обращающею к Богу Отцу такия слова: «се Сын Твой, Отче Преведный! Се Сын Твой, Котораго Ты послал воплотиться от Меня для спасения человеков! Ты родил Его прежде веков без матери; а Я, по Твоему благоволению, родила Его без мужа! Се единственный плод Мой, зачатый во Мне Духом Твоим Святым, и Ты один ведаешь, как Он произошел от Меня! Он Мой первенец; но Твой первейший, Тебе единосущный и собезначальный, сошедший от Тебя, но не отшедший от Божества Твоего! Приими же Первенца Твоего, с Которым Ты сотворил века и повелел воссиять свету! Приими воплотившееся от Меня Слово Твое, Которым Ты утвердил небеса, поставил землю и собрал воды морей! Прими Сына Твоего от Меня, земной Матери Его! Устрой Его и Меня по воле Твоей Святой, и да искуплен будет Его плотию и кровию весь род человеческий»!

В то время, когда Пречистая Дева Матерь предстала в храме для исполнения того, что следовало по закону очищения и искупления первороднаго, пришел сюда и убеленный сединами старец Семеон, как-бы представлявший в лице своем Ветхий Завет, столь пламенно ожидавший пришествия Мессии.



Евангелие не показывает, к какому званию принадлежал Симеон; но, основываясь на том, что он принял в храме младенца Иисуса на свои руки, и при этом восхвалил Бога и благословил Марию и Иосифа, некоторые полагают, что он был одним из священников Иерусалимскаго храма [24]. В церковных песнопениях он называется «священнодетелем», «священником», и даже «святителем», «приносившим законныя жертвы и очищавшим кровными жертвами люди Израилевы». Но Евангелие, умолчав о звании Симеона, изображает нравственныя качества его, говоря, что он был человек «праведный и благочестивый», исполнял все обязанности в отношении к Богу и ближнему и имел живую веру в грядущаго Избавителя, с нетерпением ожидая дня Его пришествия; почему и сделался избранным сосудом Святаго Духа: «Дух бе Свят в нем.» Подобно другим ветхозаветным праведникам, Симеон готовился умереть с верою в непреложное исполнение обетований Божиих; но Дух Святый возвестил ему, что он получит лучший жребий и не умрет, не увидев Христа Господня. После такого откровения он жил в надежде узреть Спасителя и с радостию созерцал продолжение долгих дней своих.

В день принесения Педвечнаго Младенца в храм, Дух Святый повелел Симеону идти туда и дал уразуметь ему значение всего совершающагося. Приблизившись к Благодатной, Симеон взял из рук Ея Новорожденнаго и, благословив Бога, в священном восторге воскликнул: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром!» «Долго я ждал Тебя - как-бы так говорил он - желая зреть Твое пришествие; и вот наступил тот блаженный час, о котором Ты предсказывал мне, Владыка жизни и смерти! Теперь нет ужи более причин держать меня на земле; равно как и для меня нет уже отныне более целей жизни, ибо главнейшая мною уже достигнута: я увидел Тебя, и теперь могу успокоиться! Обрадованный, иду я благовествовать радость праотцам и отцам моим, «яко видесте очи мои спасение Твое!» Я видел Того, Кого так пламенно желали видеть патриархи и цари наши, видел - не образ и не сень, а самое спасение Твое, «еже еси уготовал пред лицем всех людей!» Спасение Твое не для одних Иудеев, но для всего рода человеческаго. О, всеблагий Отец светов! пред грядущим мне мраком смерти я вижу спасительный свет Твой: Он возсиял здесь, но разольется по всему миру и осияет все народы; это «свет в откровение языков», имеющий разогнать гибельную тьму их: он явит им Тебя, истиннаго Бога и Спасителя, и, происходя из среды Тобой хранимаго народа, послужив «в славу людей Твоих - Израиля!» От востока солнца и до запада, народы всех стран и колен, отныне и до века, ублажат патриархов наших, веровавших в грядущаго Искупителя; прославят Пророков, предсказывавших о пришествии Его; прославят и ублажат Пресвятую Матерь Твою; боголепно почтут и Твою, о Отец, Божественную вечную славу! Так, Владыко Господи, я вижу теперь и осязаю жизнь и свет всего мира, славу Израиля и утеху всех верующих. Чувствую, что, приложив это сокровище к моему сердцу, я соединился с Ним духом, и потому нет уже для меня более жизни земной, а открыта жизнь новая, безконечная! Отпусти же, Владыко, раба Твоего, по глаголу Твоему, с миром»!

После этого Симеон, возвращая Младенца в руки Матери и благословляя Ее и Иосифа, провидя, силою того же всеозаряющаго Духа Божия, крестныя страдания Богочеловека и слезы, и скорбь Его Пречистой Матери, предрек Ей грядущее, близко касающееся Ея: «се лежит Сей на падение и на возстание многим во Израили и в знамение пререкаемо [предмет пререкания]; и Тебе же Самой душу пройдет оружие, яко да открыются от многих сердец помышления». «Не все воспользуются спасением, принесенным на землю Божественным Сыном Твоим: для тех, которые уверуют в Него и последуют за Ним, Он будет возстанием от падения; а для тех же, которые, по упорству во зле, отвергнут Его, Он послужит поводом к конечному падению и гибели их. Во всю жизнь Он будет предметом противоречий. Одни будут говорить о Нем: «благ есть»; другие же «ни, но льстить народы» (Иоан.7,12). Одни скажут: «сей есть Христос»; а другие6 «егда от Галилеи Христос приходит»? (Иоан 7,41). Одни станут доказывать: «егда Христос приидет, еда больша знамения сотворит, яже Сей творит»? (Иоан 7,31); а другие будут утверждать, что Он изгоняет бесы «о вельзевуле, князе бесовстем» (Матф 12,24). Одни с твердостью исповедуют: «Господь мой и Бог мой!» (Иоан 20,28); другия возразят: «еда кто от князь верова в Он, или от фарисей»? (Иоан 7,48). Неверие последних достигнет до того, что они предадут смерти своего Спасителя; Ты будешь скорбящею свидетельницею этого, «и Тебе Самой душу пройдет оружие». Терние венца Его, гвозди, копие, Его прободающее, Его раны, Его болезненный вопль и умирающий взор - глубоко пронзят Твое материнское сердце. Не менее сильно уязвят Тебя безчисленныя и безотрадныя мысли, быстро сменяющияся в душе, удрученной горем». «Симеон пророчествует - говорит св. Василий Великий - о Марии стоящей у креста, видящей и слышащей совершающееся: после слов Гавриила, после уразумения тайны Божественнаго зачатия, после многих чудес, посетит и Твою душу некоторое сомнение». «Оружием или мечем, проходящим душу - говорит св. Амфилохий, епископ Иконийский - названы здесь безчисленныя и безотрадныя помышления, разсекающия и поражающия душу и сердце, и пременившияся в радость и веселие после Воскресения».

В это время, когда так беседовал праведный Симеон с Пречистою Девою, подошла к ним св. Анна и также начала, под наитием Духа Святаго, провозглашать Младенцу хваления и благодарить за Него Бога от имени всех ожидавших Его пришествия. Евангелист говорит о ней: Анна Пророчица... «в той час приставши, исповедашеся Господеви и глаголаше о Нем всем чающим избавления в Иерусалиме». Анна - по свидетельству св. Писания - была дочь Фануилова, от колена Асирова, которое отличалось богатством, силою и, вместе с тем, кротостию и миролюбием. По прошествии семи лет супружества лишившись мужа, она всецело посвятила себя на служение Богу в храме Иерусалимском и проводила там все время в посте, молитве и трудах. Среди этих подвигов благочестия, она достигла 84 лет, и Господь даровал ей великое счастье узреть и прославить Свое Божественное воплощение.

Аватара пользователя

Автор темы
Ольга
Модератор
Сообщения: 486
Зарегистрирован: 23 янв 2016, 20:59
Россия
Имя: Ольга
Вероисповедание: Православие
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 87 раз
Поблагодарили: 67 раз
Контактная информация:

Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы

#9

Сообщение Ольга » 07 апр 2017, 15:48

VII. ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ. - БЕГСТВО СВЯТАГО СЕМЕЙСТВА В ЕГИПЕТ

Господа ведяще Тя, небеса поведают Твою славу, Спасе, звездою волхвы
ныне с дары призывающе к познанию Твоему в божественному поклонению.
(Служб. дек 22)
Из Египта воззвах Сына Моего.
(Осия, гл. 11, ст. 1)



Кроме ангельскаго благовестия Вифлеемским пастырям, Рождество Христово не менее чудесно предвозвещено было и на отдаленном Востоке - языческим волхвам. Эти волхвы первее многих Иудеев удостоились поклониться родившемуся Господу, послужить Ему своими приношениями и даже сделаться провозвестниками Его пришествия на землю для всего Иерусалима и самых первосвященников Иудейских. Дети далекаго Востока уже приветствовали наступление дня радости и мира для людей; между тем, как Иудеи, непрестанно читавшие закон, все еше находились в глубине усыпления, и самая столица просвещения Иудейскаго получила первую весть о Мессии - от мудрецов иноплеменных.

«Иисусу рождшуся в Вифлееме Иудейстем, во дни Ирода царя, с волсви от востока приидоша во Иерусалим». Такое соответствие времени прихода волхвов в рождением Спасителя показывает, что в пути их все было предопределено и предусмотрено свыше, и что этот путь начался еще задолго до времени рождения Христа [25]. Но кто же были эти первопризванные из тьмы идолослужения в чудный свет благодати? Св. Евангелист Матфей называет их «волхвами». У Пророка Даниила это имя означает мудраго наблюдателя природы и еще ближе - астронома. Весьма вероятно, что и волхвы, пришедшие поклониться рождшемуся Спасителю, принадлежали к числу наблюдателей природы и особенно звезднаго неба; они были - души чистыя и благоговейныя, способныя принимать Божественныя внушения и им повиноваться: так Сам Бог удостоивает их во сне наставления. «Они называются волхвами - замечает св. Димитрий Ростовский - не потому, чтобы занимались волхованиями, а потому, что так назывались у Персов, Ефиопов и разных восточных народов люди мудрые и наблюдатели звезд». Им явилась таинственная чудодейственная звезда и призывала мудрость человеческую на поклонение Премудрости Божией.
Spoiler
Показать
Св. Евангелист Матфей не определяет в частности страны, из которой пришли волхвы в Иерусалим, но говорит вообще: «волсви от восток приидоша», что и подало повод производить их из Халдеи, Персии, Аравии и даже из Индии. Но древнее предание Церкви, подтверждаемое свидетельствами Василия Великаго, Златоуста, Климента, Кирилла Александрийскаго, Феодорита и Льва Великаго, называет отечеством волхвов Персию [26]. Это предание проливает свет и на свойство мудрости волхвов, чуждой суеверия, и на то, каким образом люди, жившие среди тьмы язычества могли знать о родившемся Царе Иудейском. Известно, что Пророк Даниил жил долгое время в Персии и был там главою мудрых. С большою вероятностию можно думать, что он передал своим сотрудникам и подчиненным утешительное откровение о пришествии Мессии, который составлял также чаяние языков, и особенно, - что книга его пророчеств была известна Хилдейским и Персидским мудрецам [27]. После этого «седмины» Данииловы могли быть у них, преемственно из рода в род, предметом особеннаго внимания и ожидания. И вот, когда приблизилось окончание этих седмин, а явление необыкновенной звезды убедило мудрецов, что Искупитель, нетерпеливо ожидаемый и самыми язычниками, явился на земле, они устремили взоры свои на Иудею и Иерусалим. Избранные из этих мудрецов (быть может, от лица разсеяннаго в разных местах своего ученаго сообщества) отправились в Иерусалим для поклонения родившемуся Царю [28].


Это необыкновенное небесное явление составляло предмет разных предположений св. Отцев и учителей церковных. Св. Иоанн Златоуст замечает, что это была некая ангельская невидимая сила, являвшаяся в виде звезды и названная в св. Писании звездою в том смысле в каком Ангел, предводивший ополчением Израиля в пустыне, называется столпом облачным и столпом огненным. Такое мнение принимается с уважением и св. Димитрием Ростовским [29]. Иные же почитают звезду, приведшую волхвов к Спасителю, небесным телом, или звездою в собственном смысле. Нередко великия события в нравственном мире предварялись или сопровождались знамениями в видимой природе, по какому-то взаимному, хотя неведомому для человека, соотношению мира духовнаго с вещественным; так, в час смерти Искупителя солнце померкло и земля сотряслась, и пред будущим славным пришествием Его на землю будут знамения в солнце, луне и звездах. Неудивительно, если восточные мудрецы, видя окончание седмин Данииловых и появление необыкновенной звезды, поняли, что она знаменует рождение ожидаемаго Спасителя мира [30].

Вступив в Иерусалим, волхвы стали расспрашивать: «где родился Царь Иудейский, котораго звезду они видели на востоке»? Св. Димитрий Ростовский рассуждал об этом так: если бы звезда путеводная заблистала в Иерусалиме, то народ, увидя ее, устремился бы неприменно за нею, по стопам волхвов, ко Христу. Тогда и Ирод, с завистливыми начальниками синагоги, проведал бы о рождении Божественнаго Младенца и, воспламененный завистью, убил бы Его прежде времени. Казалось бы, что эта проповедь волхвов о рождении столь долго ожиданнаго миром Избавителя произведет всеобщую радость в Иерусалиме; но произошло совсем другое: «слышав Ирод царь смутися, и весь Иерусалим с ним». Ирод с тревогою услышал о таинственной звезде, потому что незадолго перед этим фарисеи предсказывали ему падение его престола. «Ирод, будучи царем - говорит св. Иоанн Златоуст - испугался за себя и детей своих». Иерусалимляне же трепетали, не зная, как и на ком он выместит свою тревогу. Но этот хитрый тиран не вдруг, однакоже, решился обнаружить свои настоящие чувства к заявленному Царю Иудейскому. Узнав наперед от первосвященников и книжников еврейских, где по их мнению должно родиться Христу он тайно призвал к себе волхвов, выведал от них время появления звезды [31] и, составив в душе своей богоубийственный план, послал их в Вифлеем, прося с своей стороны тщательно разведать об искомом Младенце «шедше испытайте известно о Отрочати: егда же обрящете, возвестите ми, яко да и аз шед поклонюся ему».


Выслушав царя, волхвы пошли из Иерусалима в Вифлеем. И вот звезда, которую они видели на востоке, вновь заблистала и пошла опять пред ними, до тех пор, пока не остановилась над местом, где был Младенец. Увидев звезду остановившеюся, волхвы поняли, что здесь находится искомый Младенец, и «возрадовашася радостию велию зело».


Войдя в храмину, где был Младенец, волхвы «падше поклонишася Ему, и отверзше сокровища своя, принесоша Ему дары: злато и ливан и смирну». Они выразили не одно только наружное поклонение Младенцу, как Богу - падше, но, согласно с древнею заповедию Господнею: «да не явишися пред Господем Богом твоим тощь», и поднесли Ему что было драгоценнейшаго у них и что считалось достойным Поклоняемаго: ливан или ладан - знак священства - как Богу, потому что курение благовоний всегда употреблялось при службах и молитвах, возносимых к Господу; золото - как Царю веков, по обычаю дани подданных царю своему; смирну - знак жизни и смерти - как искупительной Жертве крестною смертию за грехи всего мира. Эти дары волхвов пророчески соответствовали тройственному служению Мессии, как Первосвященника, Царя и Пророка. [32].

С изумлением и радостию взирали Пречистая Матерь и св. обручник Ея на это благоговейное поклонение и со вниманием слушали слова волхвов: о чудной звезде, благодатном веровании и далеком путешествии их.

Достигнув цели своего странствования и получив во сне повеление от Ангела не извещать Ирода о месте нахождения Младенца, волхвы возвратились каждый в свою сторону, где и начали проповедывать о пришествии в мир Христа Сына Божия [33].

Хитро и лукаво было покушение Ирода, задумавшаго воспрепятствовать исполнению намерений Божиих. Но это было чистое безумие! Как безсильна хитрость, вооружающаяся против Бога! Как она слаба и ничтожна в сравнении с премудростию Божиею! Когда волхвы, по повелению Божию, отправились из Вифлеема другим путем, оставив без исполнения поручение, данное им от царя: тогда Ирод испытал, может быть в первый раз в жизни, что утонченная хитрость его обманула лишь его самого. И в злобной душе осмеяннаго тирана тотчас созрело еще более страшное намерение, которым он, из желания достичь недосягаемаго, удивил мир своею жестокостию.


Предречение Семеона «об оружии, которое пройдет душу» Марии, начало исполняться с самых первых дней явления в мир Божественнаго Сына Ея. Руконосимый и питаемый у пречистаго сердца Девы-Матери, Господь, Утеха Израилева, был для Ея святаго Материнскаго чувства сколько Богом любви и блаженства, столько же и сыном опасения, скорбей и страдания. Эти опасности и страдания возникли вследствие раздражения Ирода, долго и напрасно ожидавшаго волхвов. Видя, что волхвы не возвратились в Иерусалим и не известили его о месте нахождения Младенца, и что этот Младенец как-бы ускользает из рук его, Ирод в изступлении отдал жестокое повеление избить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев, начиная от новорожденных и до двухлетняго возраста включительно, быв уверен, что в числе их погубит и новорожденнаго Царя Иудейскаго. Это варварское повеление было исполнено, и 14 тысяч невинных детей сделались жертвою честолюбиваго властелина. Это страшное избиение было одним из знаменательных событий, сопровождавших рождение Спасителя. Оно, как совершенное ради явившегося Мессии, вместе с предшествующими событиями и общим ожиданием Его, послужило теперь уже определительным знаком Его явления в мире и придало этому явлению еще большую известность. Вместе с этим, оно ознаменовало, что уничиженный с самаго рождения Предвечный Младенец начал страдать - сначала страданиями ради Его избиенных; да и сами младенцы Вифлеемские, крещенные не водою, а кровию, явились в преддверии христианской Церкви предтечами тех мучеников, которые своею кровию освятили оскверненную землю, чтобы она сделалась достойною к восприятию Божественнаго учения.

«Кто может описать Вифлеемское бедствие? Какой повествователь в состоянии изобразить страдание? - (так размышляет св. Григорий Нисский) - это всеобщее рыдание, этот жалостный вопль детей, матерей, родственников, отцев, издающих пронзительные стоны при угрозах палачей? Как изобразить палача, с обнаженным мечем стоящаго над младенцем? Взгляд его суров и дышет убийством; речь его страшна; одною рукою он тащит к себе младенца, другою простирает меч; между тем мать с другой стороны влечет дитя свое к себе, и собственную грудь подставляет острию меча, чтобы только не видеть очами своими, как бедное дитя ея будет умерщвлено руками палача! Как описать положение родителей, их стенания вопли, последнее прощание с чадами своими? И все это в одно и то же время! Кто представит это ужасное бедствие во всех его видах, со всеми подробностями, сугубыя боли недавно родивших матерей, жестокия терзания природы, как несчастное дитя в ту самую минуту, когда прижималось к матерней груди, получает смертельный удар? как бедная мать подносит грудь свою к устам младенца и в то же время приемлет в свои недра кровь его? Иной палач одним размахом руки, одним ударом меча пронзал и младенца , и мать его; и кровь, истекавшая из раны матери и дитяти, сливалась в один поток». Евангелист, повествуя об этом событии, представляет Рахиль, жену Иакова (за тысячи лет пред тем погребенную недалеко от Вифлеема), плачущею о чадах своих, сынах Израиля избитых лютым иноплеменником [К вертепу Рождества Христова примыкает пещера, где погребены многие из убиенных, по повелению Ирода, младенцев; их кости хранятся за железною решеткою: мирная колыбель Небеснаго Младенца приняла их прах под свой покров].

Но как не велика была власть и гнев изступленнаго изверга, однако Богомладенец Иисус, охраняемый свыше, был вне всякаго вреда от его ухищрений. Иосиф был предварен во сне от Ангела, сказавшего ему: «востав, поими Отроча и Матерь Его, и бежи во Египет, в буди тамо, дондеже реку ти: хощет бо Ирод искати Отрочате, да погубить е». Потому, взяв все нужное для дальняго путешествия, он немедленно отправился в Пречистою Девою и Иисусом в Египет [В Четьи-Минеи, декабря 26, говорится что Иосифа, Марию и Богомладенца сопровождал в Египет и старший сын Иосифа от первой жены -Иаков, Равным образом и Св. Церковь поет об Иакове... «и в Египте быв со Иосифом, Материю же Иисусовою»].


Какой путь избрал в Египет праведный старец, об этом нет указаний ни в св. Писании, ни в древних преданиях. Равно и о том, что было на пути с Св. Семейством, как Оно жило в Египте, Священное Писание также молчит, и мы ничего положительно сказать не можем. Но есть несколько преданий, которыя мы и собираем здесь для любознательных читателей.


Так, по свидетельству русскаго игумена Даниила (паломника ко св. местам 1106-1108 года), на восточном берегу Иордана, при самом заливе, где река впадает в Мертвое море, был монастырь Каламония (Доброе пристанище), названный так потому, что на этом самом месте будто бы останавливалась на ночлег Матерь Божия с Предвечным Младенцем, на пути Своем в Египет. Далее, - древнее предание повествует, что когда Святое Семейство путешествовало, в одном месте окружили его разбойники и хотели отнять осла и те бедные пожитки, которые составляли потребность святых путешественников. Один из разбойников, удивляясь красоте Младенца Иисуса, сказал: «еслибы Бог принял на себя тело человеческое, то не был бы красивее этого малютки»; и затем не допустил своих товарищей, и особенно одного, настаивавшаго на грабеже, сделать какое-либо оскорбление путникам. Тогда Мария сказала ему: «этот Отрок воздаст тебе воздаянием благостным». Это был тот самый разбойник, который впоследствии, будучи распят по правую сторону Спасителя, сподобился услышать из уст Его благодатное обетование: «днесь со Мною будеши в раи».

Первым местом по входе в пределы Египетские, где Св. Семейство отдохнуло от спешнаго пути, было селение Матариэ. Иосиф, отправившись в селение для приискания временнаго помещения, оставил Пречистую Деву с Божестенным Младенцем под находившимся близ входа в селение огромным деревом; густыя ветви его осенили святых путников, дав им возможность освежиться в прохладной тени листьев от полуденнаго зноя и изнурительнаго пути по пескам пустыни. После отдохновения святых странников, дерево это осталось постоянно в том наклонном положении, которое оно приняло для их покоя, и получило целебную силу в такой степени, что листья его оказались способными для врачевания всякаго рода болезней [34]. Кроме этого чуда с деревом, близ него внезапно пробился родник чистой, прекрасной воды, которою Богоматерь утолила Свою жажду. Этот источник существует доныне и, изобилуя вкусною водою, подобно листьям чудно наклоненнаго дерева, подает исцеление. Свойство его тем еще поразительнее, что все родники и колодцы в этой местности, как и в большей части Египта, имеют вкус солоноватый, между тем как этот родник совершенно пресный [35]. Невдалеке от этого места, Иосифом был найден дом, в котором святые путники жили несколько времени, пока не отправились далее [36]. Сохранение чудеснаго дерева и источника невольно поражает удивлением всех посещающих их: они с тех пор существуют почти две тысячи лет, между тем как соседственныя твердыни Мемфиса и Илиополиса сокрушились в прах, и лишь по грудам развалин можно гадать о месте, где стояли эти огромные древнейшие города.

Из повествования церковнаго историка Созомена можно заключить, что Святое Семейство простерло свой путь в Египет до Гермополиса, лежавшаго в пределах Фиваиды или верхняго Египта. По этому случаю Созомен, со слов других, передает разсказ о не менее чудном дереве, как и то, которое доселе стоит в Матариэ. «Рассказывают - пишет он - что в Фиваидском городе Гермополисе многие отгоняют болезни деревом, по имени Персисом, прикладывая страждущим сучек, листик, либо немного коры от этого дерева; ибо у Египтян есть предание, что когда Иосиф, взяв Христа и Святую Богородицу Марию, чтобы бежать от Ирода, пришел в Гермополис: то, при вступлении его в этот город, упомянутое дерево, имея высокий рост, не смело стоять пред прибывшим Христом, но нагнулось до самой земли и поклонилось Ему. Об этом растении - прибавляет автор - я сказал то, что слышал от многих. А сам думаю, что оно либо служило знаком присутствия Божия в городе, либо, что вероятнее, отличаясь высоким ростом и красотою, по закону языческому, было боготворимо тамошними жителями; а потому, когда при появлении Сокрушителя своего, чтимый в этом дереве диавол содрогнулся, потряслось и самое дерево. По словам пророка Исаии, в то время от прибытия Христа вострепетали в Египте и все идолы. В память же изгнания демонов и для засвидетельствования об этом событии, упомянутое дерево с тех пор начало подавать верующим исцеления. В Египте и Палестине каждый знает и рассказывает об этих происшествиях». В настоящее время в местных преданиях и пребывании Святаго Семейства в Египте имя Гермополиса умалчивается: очевидно, что давность всеразрушающаго времени изгладила его из памяти туземцев.

У Коптов есть древнее предание, что Матерь Божия с Предвечным Младенцем пребывала в городе Бэнюсефе, отстоящем от бывшаго Вавилона (или стараго Каира) на три дня плавания по Нилу. Бывшие там подтверждают достоверность этого сказания тем, что на указуемом священном месте и доселе находятся остатки христианскаго храма; и если судить об этом с филологической точки зрения, то можно принять сказание Коптов: потому что имя Иосифа (по-еврейски Бен-Юсеф) могло послужить названием тому месту, где укрывался праведный старец.

В старом Каире Египетские христиане, по преданию, наследованному от отцев, указывают также на один дом, или лучше сказать пещеру, с древних времен обращенную в христианскую церковь, где жил Предвечный Младенец с Пречистой Материю и Иосифом. В настоящее время это Коптская метохия [Метохия - собственно значит подворье, пристанище, иногда один дом, иногда целый хутор, или дача с хозяйственными заведениями и непременно с церковью], во имя св. мучеников Сергия и Вакха. В этом святилище, в возвышенной предъиконостасной части с правой и левой стороны алтаря, находятся в полу две подъемныя двери, которыми сходят в пещеру, где обитало Святое Семейство. В священном мраке этого вертепа [37] есть некоторыя приспособления для жизни, а именно: в средине его, на передней стороне, значительное углубление в стене, где Пресвятая Дева покоила Божественнаго Младенца. Место это называется «колыбелью Иисуса». Сама же Преблагословенная Матерь почивала на каменном ложе, смежным с этим углублением. По левой стороне, за небольшою стенкою, в четырехугольном углублении, находится довольно пространная для небольшой семьи святых путников трапеза, кругом которой есть узкий ход, по тесноте этого отделения вертепа. Недалеко от трапезы, в нише продольной стены, вделана плита с углублением, назначение которой соответствует древнему обычаю: пред столом и после него, а также и утром, делать омовения. На правой стороне от колыбели, также за небольшою стенкою, помещена купель для Пречистаго Отрочати, и наконец - на другой, продольной стене - сделано углубление, в котором, как должно полагать, хранились одежды. Вертеп имеет в квадрате не более трех сажень [38].

Св. Отцы говорят, что прибытие Иисуса Христа в Египет ознаменовалось падением идолов во всей стране. Судя по древности и смыслу этих преданий, должно принять их с уважением. Если некогда ковчег завета, заключавший в себе только священныя вещи, будучи внесен в идольское капище Филистимлян, поверг и раздробил на части идола их: то не более ли должны были потрястись вся «рукотворения египетская» пред Самим Господом, явившимся во плоти? «Идоли бо, Спас наш, не терпяще Твоея крепости, падоша» - возглашает Церковь в обоих акафистах - Спасителю и Божией Матери (Икос 6).



Сколько времени прожили Святые Странники в Египте, неизвестно. Но Отец Небесный благоволил воззвать оттуда Сына Своего, для явления тайны, от века предопределенной, -как об этом предсказал св. Пророк: «из Египта воззвах Сына Моего». Ангел явился во сне Иосифу и сказал: «востав поими Отроча и Матерь Его и иди в землю Израилеву, изомроша бо ищущия души Отрочате [Заметим при этом, что и в Вифлееме и в Египте Ангел являлся Иосифу, не имевшему уже более сомнений касательно целомудрия Марии, и уже не называл Ее женою его, но только Материю рожденнаго; по отшествии волхвов он явился во сне Иосифу и сказал: «встань, возьми Младенца и Матерь Его (а не жену твою), и беги в Египет» (Мф. 2, 13); а также и пред возвращением из Египта сказал: «встань, возьми Младенца и Матерь Его, и иди в землю Израилеву» (Мф. 2, 20)]. Иосиф встал, взял Младенца и Матерь, и пошел в землю Израилеву [39].

Обратный путь Святаго Семейства, по палестинскому преданию, пролегал чрез долину Аскалонскую, памятную единоборством Давида с Голиафом, где дорога, не доходя до Иуты, направляется к источнику Пресвятой Девы (в селении Мельха) и уходит в долину Гигантов. За этою последнею долиною, невдалеке от Иерусалима, находится также горный ключ чистой и прекрасной воды, о котором предание говорит, что здесь Святое Семейство имело на обратном пути из Египта ночлег, во время котораго ниспослано было новое вразумление от Бога Иосифу, чтобы он не оставался в Иудее, а, отойдя в пределы Галилейские, поселился в Назарете, - что он и исполнил: «да сбудется реченное пророки, яко Назорей наречется» [40].

Таким образом, Иосиф и Пречистая Матерь, по указанию Отца Небеснаго, бегством в Египет спасли Предвечнаго Младенца от ухищрений Ирода. Приняв на Себя естество человеческое, Господь благоволил испытать немощь его, кроме греха, и, находясь в состоянии уничижения, отложил употребление Божественной власти и силы против врагов Своих. Пришедши пострадать за мир и спасти людей, Он с самых первых минут земной жизни уже начал претерпевать те гонения и поругания, которыя должны были впоследствии окончиться крестною смертию [Евангельское повествование о бегстве Святаго Семейства в Египет читается Св. Церковью в первое воскресенье после Рождества Христова.. В этот день совершается память праведных: Иосифа обручника, Давида царя и Иакова, брата Господня].

Пребывание Спасителя в Египте можно также назвать предварительною проповедию о новом благодатном царстве Его, предуготовившую эту страну для успешнаго восприятия Евангелия. Страна, прежде наполненная идолами, дав убежище гонимому злобою Божественному Младенцу, по Его же благости потом соделалась убежищем подвижников христианскаго благочестия и в своих пустынях воспитала сонм светильников, разгонявших тьму местных заблуждений. «Если бы кто - говорит св. Иоанн Златоуст - проникнул теперь в пустыни Египта, то увидел бы там страну достойнейшую и высшую всякаго рая: там узрел бы он и многочисленные хоры ангелоподобных человеков, и соборы мучеников и исповедников, и сонмы дев, и попраную власть диавола, и царство Христово, блистающее во славе; увидел бы это и в городах, и в пустынях, и в последних еще более, чем в первых. Не так блистает небо множеством и разнообразием звезд, как блистают Египетския пустыни сонмами равноангельных человеков». Если впоследствии меч Магомета и покорил сынов святой Церкви: все-таки благодать Божия не оскудела, и в православных обителях еще хранятся заветныя древния святыни. Самая столица этой страны, среди исламизма, почтительно относится к местам, сохраняющим остатки святынь христианства, чему служат доказательством - древняя метохия патриарха Александрийскаго и Джувонийская, принадлежащая св. Горе Синайской. Патриаршая метохия имеет 8 церквей в разных местах Египта, и из них главная обладает следующими святынями: чудотворным образом Божией Матери «Скорой Услышательницы», мощами главы св. мученика Гавриила и руки св. великомученика Георгия, поразительно сохранившейся в неприкосновенной нетленности, и колонною, в которой он был привязан во время мучения.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость